Как я провёл этой ночью

 

Минувшее воскресенье, закусывая шашлычком из мамонтятины, у костра встречали — бок о бок с неандертальцами? Потом на берега Нила летали — макияж делать? Оттуда сразу в царские палаты — с Михаилом Романовым договор подписывать? А после в компании гусар фейерверком любовались? Тогда срочно к зеркалу! Если на голом теле — шкура, веки — синие, руки — в чернилах, а глаз — только один, значит, всё в порядке: в медицинской помощи не нуждаетесь. Диагноз вполне совместим с жизнью: просто ночь с 19-го на 20-е вы провели... в музеях.


Дефиле по лужам
Случись такое в Европе (где, кстати говоря, ровно пятнадцать лет назад и встретили первую «Ночь музеев»), отправилась бы культурная акция коту под хвост. Ну какая парижанка, облачившись в «Christian Dior», рискнула бы на ночь глядя до Лувра добираться вплавь? То ли дело костромички! Над рядами грохотало, над каланчой сверкало, Бобка уже вовсю принимал водные процедуры, а очаровательные студентки училища культуры от дефиле по проспекту Мира даже не думали отказываться: всё-таки не каждый вечер по центру города в вечерних туалетах приходится щеголять. Тем более — на виду у сотен глаз и под прицелом десятков объективов. В общем, ничего неожиданного: что-что, а гроза-то костромичей точно не может остановить — ещё во времена Островского доказано было.



 

Неандерталец — и тот женат
Действительно не остановила: самые неустрашимые к музею природы начали приплывать ещё за час до торжественного открытия акции «Ночь музеев». Кто — по Волге, кто — по Советской, но с целью одной — за адреналином. Знакомство с усатыми-полосатыми в полной темноте это, конечно, не прогулка по замку Влада Цепеша в Хэллоуин, хотя... Внезапная встреча с клыком кабана, когда вокруг хоть глаз выколи, в духе Дракулы запросто может завершиться выколотым глазом, например. А потому сердобольные смотрители вечерних гостей прямо на пороге встречали с фонариками в руках. В руки посетителей, правда, переходивших только за умеренную плату. Впрочем, даже этот взнос отнюдь не гарантировал благополучного возвращения из музейной тьмы на свет Божий. Сколько ни уверяли корреспондента «СП» любезные сотрудники: «Вы не беспокойтесь: это наши питомцы в честь праздника радостно кричат!», подсказывало журналистское чутьё: неспроста из самого отдалённого угла зала душераздирающие вопли доносятся. И ведь точно: во всём игра «Угадай, кто в коробке» оказалась виновата. Ибо в коробках оказались ...лягушки, змеи и прочие очаровательные твари, которых десятки любопытных костромичей пытались «распробовать» на ощупь.
А вот «распробовать» на ощупь неандертальца, рассевшегося неподалёку от волшебных коробок, порывались исключительно дамы, прибывшие на «Ночь музеев» в гордом одиночестве. Они, кстати, и в мамонта дротиками усердно целились неспроста: самых метких стрелков смотрители музея природы без промедления посвящали в охотники и усаживали на почётное место у неандертальского костерка. Как выяснилось, напрасно девушки старались: хоть и деревянный неандерталец, а и тот женат оказался.

На сцене — только сыр
Тем же, кто жениться пока не успел, очень кстати пришлась экскурсия в музее театрального костюма. Миловидные берендейки (в коих заядлые театралы без труда распознали актрис драмтеатра имени Островского Евгению Некрасову и Анастасию Майзингер) со знанием дела поведали, как сочетаться законным браком в лучших славянских традициях. Как по-славянски родиться и умереть по-славянски, естественно, тоже научили. Всё-таки «Снегурочка» Островского, которой посвящена нынешняя экспозиция музея, не только о любви.
Конечно, не обошлось и без рассекречивания закулисных тайн костромского драматического. Продемонстрировав полуночным посетителям внушительную стопку бутафорских блинов, заведующая музеем Вера Цыпляева заговорщически сообщила: актёры на подмостках папье-маше не лакомятся. Сценическое меню служителей Мельпомены, как выяснилось, особым разно-образием не отличается: если господа артисты и жуют чего во время спектакля, так это либо яблоки, либо сыр. 

Пушкиных много, Маяковских — дефицит
Пока театролюбы, глядя на аппетитные картонные блины, пускали слюнки, гости Романовского музея уже уплетали за обе щеки вяленую тыкву и «петушков» на палочке. «Проставляться» Романовскому нынче сам Бог велел: вековой юбилей как-никак обязывает. Кстати, именно музей императорской семьи в ночь с субботы на воскресенье предложил бодрствовавшим костромичам не только самую насыщающую, но и самую насыщенную программу. Кого не записали (на специальном «почётном пергаменте» — по-гречески и египетски), тех непременно написали (в карандаше или маслом — на усмотрение  умельцев костромского Арбата) или даже расписали (некоторые модницы, выбирая между боди-артом и египетским макияжем, решились на обе охорашивающие процедуры).
Ну а уж с синими веками и звездой во лбу грех было не наведаться в покои к Михаилу Фёдоровичу! Тем более что первый Романов грамоты за «всенощное осадное сидение в музее» визировал всякому: будь ты хоть Матильдой Кшесинской, хоть Пушкиным, хоть Кутузовым. Кстати, корреспонденту «СП» чуть было не пришлось с правым глазом прощаться и совет в Филях собирать. Что поделаешь, если ростом — точь-в-точь Михаил Илларионович — два аршина семь вершков? Хотя не самая страшная участь, если честно, - выколоть глаз. Вот если бы волшебный ростомер, предлагающий с великими помериться, на Николая II или Маяковского указал...
В общем, через час после старта «Ночи музеев» каждый костромич к одному из «ростовых» сословий уже примкнул. Как показала статистика, Гоголями, Пушкиными, Иванами Грозными и Львами Толстыми наша земля богата чрезвычайно. А вот с Кшесинскими и Маяковскими напряжёнка: женские метр сорок и мужские метр восемьдесят один — совершенно не костромские параметры. Но хотя наши девушки легендарной балерины выше в среднем сантиметров на тридцать (моделям театра-студии «Молодёжная мода», вышагивавшим по Белому залу Дворянского собрания, Матильда Феликсовна в подмётки не годится), в умении танцевать приме Мариинки ничуть не уступают («Диалог Данс» доказал, исполнив в старинном зале спектакль современного танца «Back»). Да и юноши, до почти двухметрового Владимира Владимировича не всегда дотягивающие, в остальном очень даже ничего. По крайней мере, из страждущих сфотографироваться в обнимку с костромскими гусарами, обитавшими всю ночь в ротонде гауптвахты, выстроилась знатная очередь. А народ зря ноги топтать, как известно, не станет.
К слову, праздных зевак среди гостей нынешней акции невооружённым глазом «вычислить» не удалось. Костромичи к встрече очередной майской «Ночи музеев» подготовились во всеоружии. И стишки разучили, чтобы леденцы в честняковском зале получить, и древнеримское приветствие — чтобы перед Цезарем в античном зале не оплошать, и египетский язык — чтобы навсегда вписать себя в историю международной культурной акции. А если серьёзно, вполне осознанно сделали выбор в пользу круглосуточного познания мира, наполнив ещё одну ночь на земле очень важным смыслом.

 

Дарья Шанина

фото автора

Партнеры