Навоз и ныне там

 

Проблема грядущего урожая заботит всех дачников. Так что сейчас садоводы стараются максимально «оплодородить» участки, усиленно пичкая землю удобрениями. Без них доброго урожая не жди.


Коричневое золото
Навоз, как известно, это не только стойкий приятный запах, но и ценнейшее удобрение.
Испокон века навоз находил применение в крестьянском хозяйстве. Коровы с телятами, например, всегда ценились не только за молоко и мясо, но и за навоз для удобрения полей.
Каждая корова ежедневно производит в среднем 50 кг навоза, свинья – 30 кг. Специалисты сообщают, что каждый год в России образуется около 150 миллионов тонн помета, навоза и стоков, из которых почти половина никак не используется. Если говорить начистоту, страна просто погрязла в дерьме. Миллионы гектаров заняты под хранение навоза. Отходами животноводства покрыта территория, равная половине Московской области.
Мне, владельцу 12 соток дачной земли, больно читать все это. После того как резко взлетели цены на минеральные удобрения, я вместе со всем народом осознал важность органического земледелия. С тех пор на моем участке всегда имеется компостная куча. Как добродетельный огородник, я закладываю в нее всякую органику: траву, ветки, листья, пищевые отходы. Но главный компонент – навоз. В прошлом году на соседнем пустующем участке свалил машину куриного помета. До домика метров 30, но все равно запах мутил сознание, а мухи не давали спокойно обедать все лето. Коровий навоз, который был привезен двумя годами раньше, проявляет себя спокойнее. Но какой же дачник будет зажимать нос? Чай мы не городские. Не белоручки с надушенным платочком у носа. Для нас одно удовольствие вдыхать навозные ароматы.
Вот и я с кулацким прищуром посматриваю на свои навозные кучи. Мысли мои о будущем урожае. На удобренной земле вырастает здоровый овощ, ягода. Картошки хватает на две семьи. Я бы, конечно, и еще прикупил дерьмеца, если бы не цены. Дорог нынче навоз, не укупишь.

Почём пакетик?
Дачник с утра до вечера ползает по своей делянке. Но хоть голова у него и опущена к земле, ситуацию он контролирует в радиусе километра.
У Степаныча участок через две улицы, но к Степанычу прошла машина с навозом. Значит, надо отложить дела и навестить пусть дальнего, но соседа.
Машина - самосвал, дымящийся навоз съезжает из задранного кузова. Отставной подполковник берется за вилы. Кучу надо прибрать, укрыть пленкой.
- В «Сельхозхимии» заказывал, по 700 рублей тонна. Они привозят своим транспортом, но не менее пяти тонн, - делится информацией Степаныч.
Да знаем-знаем, телефон этой «Сельхозхимии» висит на всех дачных воротах. Это главный поставщик коровьего навоза. Я и сам у него покупал в позапрошлом году, и, если память не изменяет, тонна тогда была 600 рублей. Вот она, инфляция.
В поисках удобрений можно еще обратиться на одну из двух костромских птицефабрик. Но не сейчас, а несколько позже. По одному адресу мне сказали, что возят помет только в близлежащие сады, так как дороги пока закрыты, а пропуска слишком дороги. Во втором месте предложили перезвонить после майских праздников.
Все так же, как и в прошлом году. Тогда мы, неугомонные дачники, разведали, что в апреле-мае помет возят неким «фермерам», а уж летом и осенью дойдет очередь и до нас. Так и получилось. «Коричневого» золота хватило всем желающим.
А «фермерский» помет я увидел в августе за деревней Сулятино. Дорога к лесу шла мимо картофельного поля. Пока обходил его с грибной корзинкой на руке, насчитал не менее десятка солидных холмов из помета. Понятно, почему картошка на поле стояла такая мощная и кустистая.
Помет с птицефабрики удобен еще и тем, что не надо заботиться о машине, ее обеспечивает продавец. «КамАЗ» куриного дерьма обойдется примерно в 1500 рублей.
Что же касается лошадиного навоза, то он относится к категории «деликатесов». Его продают не машинами и даже не тоннами, а мешками. Лошади в округе наперечет. Есть ипподром в областном центре, есть конно-спортивный клуб в Шунге. Если приезжаешь на своем транспорте, то мешок (40-45 кг) обходится в 30 рублей. Можно заказать с доставкой, тогда в зависимости от расстояния мешок встанет уже в 90-100 рублей.
А недавно я увидел конский навоз в садоводческом магазине: 2-килограммовый пакетик стоил 112 рублей, дожили.  Вот уж действительно хоть на хлеб намазывай вместо масла. Но конский навоз хорош в парники, к огурцам.

Научный экскремент
Вы знаете, как решают проблему плодородия почв в Китае? Применяют в больших масштабах и минеральные, и органические удобрения. А еще китаец, пришедший в гости на обед, обязан потом опорожниться на огороде хозяина. Противно, да? Ничего, это же сельское хозяйство, им в белых перчатках не занимаются.
Мы, кстати, мало, в отличие от Азии да и Европы, применяем отходы собственной жизнедеятельности. Редко кто вычерпывает на грядки содержимое уборной. 
- Буду я еще на кале редиску выращивать, - морщится современный дачник.
Он, конечно, слово «кал» не произносит, зачем, раз есть более энергичные выражения. Но  воротит нос и от фекалий, и от экскрементов. А наука ничего, не возбраняет, после, разумеется, соответствующей обработки. Коровка-то и лошадка, выходит, более чистые животные, чем человек. Нет в их организмах гельминтов и прочей дряни.
Вот наши предки не были такими брезгливыми. В «Полной энциклопедии русского сельского хозяйства и соприкасающихся с ним наук» (1900 год) говорится: «Лук зеленый и лук-порей на ночном золоте выходят нежны и очень приятного аромата. Редька на скотском навозе и на золоте удается наилучше, нежнее и приятнее и имеет первоначально сладковатый острый вкус». Справедливости ради тот же источник отмечает, что свекла красная «выходит наислаще по овечьему навозу, но по золоту слегка горьковата, хотя и приятна».
Как изящно, «ночное золото», а? Наши деды были не лишены деликатности. И   ассенизаторов в старину называли золотарями. Но мы в эту тему сильно вдаваться не будем. Только заметим напоследок, что навоз и богатство в русском фольклоре — почти синонимы. Помните: «Деньги — навоз. Сегодня нет, а завтра — воз».

 

Так было
Навоз лошадиный еще сто лет назад был неотъемлемой частью городского быта. До самого начала автомобильной эпохи в городах, в том числе и столицах, преобладал гужевой транспорт. Так, в 1900 году в Петербурге было выдано жестяных знаков (служивших тогда чем-то вроде нынешних водительских удостоверений): для ломовых извозчиков – 22752, для дышловых и троечных запряжек – 1897, для дрожек – 13666 и для саней – 15989.
Запах конского навоза на улицах воспринимался как привычный и естественный, то есть не воспринимался никак. Писатели в своих произведениях его никак не отражали. «Замечать» его стали только тогда, когда он стал исчезать из жизни, что и нашло отражение в литературе. «Захотелось сегодня же, сейчас уехать из Москвы. Была оттепель, мостовые порыжели, в сыроватом воздухе стоял запах конского навоза». Это Максим Горький, роман «Жизнь Клима Самгина».

 

Партнеры