Notice: Undefined offset: 1 in /var/www/sevpravda/data/www/pravda.glebefanov.ru/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 184

Стоп! Снято…

P29 4


и выставлено в Дворянском собрании Костромы. Гардероб нашумевшего фильма «Матильда» здесь до начала июля

 

  Приблизиться к тому, что – уж простите – снято с Данилы Козловского, Евгения Миронова или Ингеборги Дапкунайте, конечно, огромная радость для фанатов. Но все-таки масштабный выставочный проект «Матильда: воссоздавая эпоху» затевался не ради фанатского счастья. Скорее – ради всеобщего ликбеза. Для понимания двух вроде бы элементарных вещей: историческое кино – это тяжелый труд. А дореволюционная Россия – очень сложный, но и очень красивый мир.

 

Не хочется отпускать


  Когда весной 2014-го в Эрмитаже показали, что в XVII-XX веках носили при российском дворе, это была роскошная и – задевающая экспозиция. Потому что по соседству с золотыми шлейфами и горностаевыми мантиями – детский костюмчик «под морячка».


  Бескозырка, белоснежные брючки, рубаха с морским воротничком – и фотография, на которой в этом во всем безоблачно улыбающийся мальчишка. Мальчишку расстреляли в екатеринбургском подвале в июле 1918-го, но костюмчик остался. И сам по себе стал очень личной и очень страшной историей.


  На выставке «Матильда: воссоздавая эпоху»(12+) таких костюмов-историй, конечно, нет. Все (в экспозиции восемьдесят предметов) сшито специально для фильма и, кроме актерского пота, не помнит ничего. Но Белый зал костромского Дворянского собрания помнит визит последнего из Романовых, и, когда здесь перед огромным портретом Николая выстраиваются в линии манекены в парадных «киношных» костюмах, без шуток кажется: прежняя Россия вернулась. И ее почему-то совсем не хочется отпускать.

 

Никакого перебора


  Российская Империя в «Матильде» – понятно – не настоящая, на то он и художественный (а не документальный) фильм. Но автор костюмов Надежда Васильева не оголтело сочиняла – она буквально жила в фондах Русского музея и Эрмитажа, изучала фасоны и материалы рубежа веков, поднимала архивы. Потом, когда не нашла нужных для пошива тканей в России, отправилась в Европу и на Восток. Когда поняла, что на родине никто не сможет вручную и быстро сделать вышивки, заказала их… у индийских мужчин. И безустанно контролировала, потому что в Индии любят, чтобы было с перебором, чтобы вычурно, через край.


  И вот – никакого перебора. В женских платьях из сцены коронации Николая поражает именно что – сдержанность. Оттенки нежнее нежного: серебро, золото, голубой, беж. Настолько акварельные, что кажется: платья не сшиты из ткани – они сотканы из воздуха. И по этому воздуху тонкими, текучими линиями ложится вышивка. Узор всегда цветочный, но лаконичный, без пышности, распускающийся в шикарные букеты только на просторных шлейфах.


  Кстати, шлейфы стали одной из главных проблем на съемочной площадке: проводить в пышных платьях с огромными «хвостами» по двадцать часов в сутки актрисы просто не могли физически. И Надежде Васильевой пришлось в сжатые сроки сконструировать съемные верхние юбки. А еще изготовить вторую коронационную мантию для Николая II: передвигаться в мантии со шлейфом длиной девять метров (это исторический факт) актер Ларс Айдингер оказался не в состоянии. Поэтому ходит без пяти минут император в мантии укороченной, а вот стоит на церемонии – уже в девятиметровой.

 

С канителью


  Секретов у гардероба «Матильды» и вправду очень много: чулки и перчатки, вуали и сумочки – весь реквизит, чтобы быть достоверным, приобретался на блошиных рынках. Уникальная мастерица из Петербурга изготавливала десятки корсетов и лично шнуровала актрис. С канителью (это такая похожая на пружинки вышивка на эполетах) была настоящая канитель: изготовить ее смогли только в Пакистане и только при условии стопроцентной предоплаты. Пришлось рисковать финансово, но риск оказался оправданным: эполеты на мундирах – сплошное загляденье.


  Команде всего в полтора десятка человек во главе с Надеждой Васильевой за полгода удалось сделать, пожалуй, главное: не просто гардероб из семи тысяч костюмов, а очень образный костюмный мир. Приглушенным, спокойным тонам и элегантному крою платьев придворных дам явно противопоставлены платья балерин.


  С открытыми плечами, кричаще-рыжие или броско-салатовые, все в цветах – это наряды, причем даже не сценические, Кшесинской и ее окружения. Это мир, который должен быть ярким – чтобы притягивать взгляды, чтобы зажигать всех вокруг, чтобы запоминаться. И, наверное, очень хорошо, что «Матильда» Алексея Учителя запомнится не долгими пересудами, а интересными костюмами. Пересуды утихли – костюмы путешествуют по стране. И уже сами по себе становятся красивой историей.

 

Партнеры