Елена Соколова:

400 8

 

Сказки пишу самой дешевой ручкой

 

 

А вы читаете сказки? И совсем не страшно, что давно уже вышли из детского возраста. Ведь и волшебные истории для нас пишут люди взрослые. И пишут так, что веришь. Костромичка Елена Соколова писателем себя не называет. Говорит, мало еще сделала, чтобы так именоваться. Хотя пишет не первый год. Даже не первое десятилетие. И в последнее время - все больше для детей. Ее «Сказочный календарь» увидел свет в прошлом году в одном из московских издательств. Книга оказалась настолько интересной и своевременной, что положительные отзывы автору прислали педагоги, режиссеры, актеры и даже представители Гринпис и Всемирного фонда дикой природы. Но и это еще не все. Федеральное агентство по печати свое «одобрение» выразило в виде гранта. Уже в декабре в печать отправится «Большой сказочный календарь».

 

Стала мамой для вороны
   -Елена, рукописи для «Большого сказочного календаря» уже готовы, вычитаны, отредактированы?
   -Последние редакторские правки внесли буквально на днях. Теперь ждем. Книга выйдет в свет до конца этого года. В ней будет уже тридцать шесть сказочных историй - по три на каждый месяц года. В предыдущем издании сказок о животных было двенадцать.
   -Вам, как выпускнице географического факультета МГУ, эта тема близка?
   -Писать о природе здорово. Но не скажу, что очень просто. Обычно – когда пишу на другие темы – жду вдохновения. Ведь сюжет сначала должен родиться в голове, а потом вылиться на бумагу. Со «Сказочным календарем» ситуация другая. Сначала приходится штудировать справочники и энциклопедии, узнавать что-то интересное о повадках представителей фауны, а уж потом решать, как все это интерпретировать в сказку. Однако что-то приходит из жизни.
   -Это как?
   -Бывает очень забавно. Когда жила у друзей в Подмосковье, территория нашего огорода была закреплена за семейством ежей. И все лето я наблюдала, как они общаются между собой. В результате родилась сказочная, но очень правдивая история, которую опубликовали в детском журнале «Свирелька». А вот о моей дружбе с вороной я пока еще не написала. Но напишу обязательно. Было это так. Птенец выпрыгнул из гнезда и, так как еще не умел летать, побежал куда глаза глядят. Попал ко мне в руки. Когда через несколько дней мы выпустили слетка на улицу, живущие по соседству вороны его обступили. Людей же грозились заклевать. Однако хоть и прогнали нас, птенца под опеку не взяли. И родители, увы, не объявились. Смотрю из окна – вороны сидят на деревьях, а наша малышка на бревнах. Вынесла ей воды попить, а она на руки ко мне как бросится! Так и осталась. Потом нашла себе кавалера и стала жить «отдельно». Но все равно прилетала навестить, не забывала меня.


Про костромские сказки
   -Помимо занятия творчеством вам приходится заниматься и поиском спонсорских средств на издание книг. Нелегко приходится?
   -Зачастую - да. Средства на выпуск «Сказочного календаря» собирали, например, на сайте проектов «Планета.ру», где каждый мог сделать небольшой взнос, а в качестве вознаграждения получить книгу, которую он поддержал. И не только. Сейчас там размещены еще два моих проекта. Это книга для детей «Васины истории, или Куда сбежал кролик» и сборник «Костромские сказки». Когда-то сама неожиданно для себя открыла, что у нас столько удивительных авторов-сказочников. И поняла, что люди должны читать их произведения. Мою идею поддержали в Костромском землячестве в Москве. Но пока собрать необходимую сумму не удалось. Особым открытием стал, кстати, костромской автор Сергей Савин. Его сказку «Кошка Машка» очень хотелось бы издать и вне сборника. Известная костромская художница Ольга Швейцер нарисовала для сказки иллюстрации. Но на этом пока все.
   -Иллюстрации к вашему «Сказочному календарю», кажется, тоже нарисовала костромичка?
   -С костромичкой и студенткой Московской государственной художественно-промышленной академии имени Строганова Лизой Семеновой мы знакомы не были. Но когда я искала иллюстратора, знающие люди посоветовали обратиться к ней. Помню, что первый рисунок – северное сияние – ей пришлось переделывать несколько раз. Но зато итоговый вариант вышел просто фантастический. А потом уже не я придиралась – Лиза сама требовала от себя большего. В общем, сработались. В «Большом сказочном календаре» художница другая. Я бы с удовольствием продолжила сотрудничество с Лизой, но ей учиться надо.

 

Как родители портят своих детей
   -Произведения для взрослых у вас ведь тоже есть?
   -Есть, но не скажу, что очень «современные». В том смысле, что сейчас я полностью погрузилась в детскую тематику. И вернусь ли в своем творчестве к взрослым, не знаю. А вот в том, что буду писать для детей, уверена на все сто.
   -Встречи с маленькими читателями как проходят – на одном дыхании?
   -По-разному. За последнее время несколько раз выступала перед костромской публикой, приглашали и в Ярославль. Одна такая встреча оказалась абсолютно провальной. Однако современных детей нельзя охарактеризовать в общем и целом. Они все такие разные! Кому-то сказочные истории не нужны и не интересны. А кто-то слушает с удовольствием, задает вопросы. Чтение – тоже труд. И здорово, когда ребенок приобщается к нему с детства, умеет размышлять над прочитанным. Еще я не очень люблю оценивать работы на детских литературных конкурсах - сейчас за участников нередко пишут родители. Искренне не понимаю, зачем они так портят своих детей.
   -Как сами начали писать?
   -Помню, как написала свои первые пьесы. Увидела объявление о конкурсе – нужно было прислать нечто драматическое и для детей, и для взрослых. Написала. И до сих пор считаю те произведения одними из лучших в своем творчестве. А вообще еще в университете преподаватели замечали, что к курсовым подхожу творчески: «Да вы тут целое эссе накатали». Но всерьез я это не воспринимала. Училась в аспирантуре - работала журналистом. Писала даже в «Спид-инфо», когда у них был более «приличный период». Редакторы тоже видели, что стиль у меня, скорее, литературный, нежели публицистический. С этого все и началось.
    -Если речь идет о пьесах, то должны быть и постановки?
    -Они есть. Правда, в любительских театрах. Знаю, что моя пьеса вошла в репертуар детской театральной студии в Эстонии. Интересно, конечно. Но ведь не поедешь ради этого за границу. А вообще о постановках по мотивам моих произведений чаще узнаю
постфактум. И это обидно. Люди даже не считают нужным сообщить о том, что взяли мою пьесу в разработку.

 

Человек «асоциальный»
   -Елена, вы из Неи. Теперь ваш дом в Костроме. А Москва – любимый город. Как так получается?
   -Прижилась в столице. Мой образ жизни многим может показаться «асоциальным». Все время в разъездах, на перепутье – между Костромой и Москвой. Москву люблю за то, что жизнь там бурлит. Там окончила университет, училась в аспирантуре, но диссертацию, к сожалению, недописала. Уже собиралась в научную экспедицию в Архангельск, а тут перестройка - денег у вуза не стало. Мне предложили обойтись без практики, переработать другие научные труды. Но переписывать я не хотела. Так и распрощалась с наукой. Хотя считаю, знания нам дали действительно уникальные.
   -И это чувствуется. Вы писателем себя упорно не называете. Почему?
   -Потому что пока писателем себя не считаю. И никакого пафоса по поводу того, что делаю, у меня нет. Помню, как-то родилось в голове четверостишие в продолжение Лермонтова. Стала записывать – и тут же подумала: «Где я, а где Лермонтов?». Говорю о себе с иронией: я молодой, начинающий автор. Сказки пишу самой дешевой ручкой на самой
обычной бумаге. И рукописи не храню.

Фото из личного архива Елены Соколовой

Партнеры