Алексей Шулейкин:

7

 

Сын сразу подошел к плите с именем прадеда

 

Накануне Дня Победы в Кострому вместе с женой и маленьким сыном приехал житель Санкт-Петербурга Алексей Шулейкин. Поводом для этого стало известие о том, что на мемориальном кладбище Костромы, на проспекте Мира, похоронен прадед Алексея, участник Великой Отечественной войны Мартын Шулейкин. Он умер от ран в местном госпитале в далеком 1942 году. И теперь его имя навечно вписано в гранитные плиты мемориала «Вечный огонь».
В свое время «Северная правда» и ее корреспонденты принимали активное участие в разработке интернет-портала «Кострома. Возвращение солдата». На этом интернет-ресурсе и нашел своего прадеда петербуржец Алексей Шулейкин.

 

Досье

Алексей Шулейкин
Археолог
Женат, имеет сына
Родился в Кемерово, окончил Санкт-Петербургский технологический университет

 

В январе 1942-го в боях под Новгородом


- Алексей, расскажите о своем прадеде, кто он, откуда?
- Мой прадед из Белгородской области. Зовут его Шулейкин Мартын Иванович, родился в 1909 году. Работал на железной дороге старшим кондуктором. Когда началась война, его призвали на фронт. Воевал в Новгородской области, в январе 1942 года его ранило.


- А как это произошло, при каких обстоятельствах?
- Северо-Западный фронт, стрелковая дивизия, стрелковый полк, третий батальон, девятая рота. Четвертого января около восьми часов вечера он находился в окопах, немцы вели обстрел, прадеда ранили в бедро и отправили в госпиталь. Позднее на этом участке фронта началось наступление, и вся его рота полегла, поэтому шансы остаться в живых при любых раскладах у него были минимальными.


- Вам удалось проследить его путь после ранения?
- Да, сначала прадеда отвезли в санитарный пункт на передовой, а затем он попал в Кострому, в эвакогоспиталь на улице Дзержинского, 17. Но, к сожалению, 14 марта его не стало. Деда похоронили на воинском участке городского кладбища.


- Причину смерти знаете?
- Да, заражение крови. Медикаментов не было, один рыбий жир. Случалось, что человек получал, казалось бы, пустяковое ранение пальца и погибал от инфекции.

 

Фото из семейного архива


- Почему вы решили узнать историю своего прадеда? Что стало отправной точкой?
- Я родился в Кемерово, потом переехал в Санкт-Петербург. Сейчас занимаюсь археологическими исследованиями, и так получилось, что познакомился с ребятами из поискового отряда. В свое время посмотрел фильм Парфенова «Цвет нации» о дореволюционной цветной фотографии. Именно он и стал отправной точкой в поисках корней моей семьи. Начал со сканирования фотографий из семейного архива, мы их подписывали вместе с бабушкой. Затем я понял, что не знаю большинства из тех, кто изображен на фотографиях. Пришла идея составлять родословную.


Оказалось, что у нас есть похоронка, где указано, что прадед Мартын пропал без вести. Интересный факт: его брат умер в концентрационном лагере. Нам удалось найти его лагерную карточку. Звали его Егор.


- Наверно, как и многие сегодня, попытались найти информацию о нем в интернете?
- Ни прабабушка Татьяна Ивановна, его жена, ни сын не знали, что с ним случилось. Искать начали еще в 2012 году. Первую информацию я нашел на сайте ОБД «Мемориал». Выяснилось, что он умер в Костроме, в госпитале.


Затем я ездил в архив Министерства обороны в Подольск, в медицинский архив. Проследили весь его путь, где его ранило, посмотрели журнал боевых действий его части за каждый день. Только не знали, на каком именно кладбище в Костроме он похоронен. В позапрошлом году выяснили, что дед покоится на братском мемориале «Вечный огонь».


В Кострому приехали вместе с женой и сыном 8 мая, чтобы наконец своими глазами увидеть его могилу и принять участие в шествии Бессмертного полка. В Питере мы уже дважды участвовали в акции «Бессмертный полк».

 

Мурашки по коже, гордость и благодарность


- Есть разница между шествием в Питере и в Костроме?
- Да, у вас играет музыка военных лет, и это дает какой-то особый настрой. В Питере музыки нет, люди только периодически кричат «Ура!». Но эмоции одни и те же. Это личное внутреннее состояние человека, ты несешь портрет своих родственников. Мы периодически чередуем портреты, чтобы все наши родные приняли участие в шествии Бессмертного полка.


- А ваш маленький сын понимал, что происходит?
- Пока еще нет: во время шествия он уснул в коляске. Любопытно, когда мы впервые оказались на мемориале «Вечный огонь», на проспекте Мира, он сразу подошел именно к той плите, на которой выбито имя прадеда. Там неподалеку лежали цветы, сын взял один цветок и положил прямо на буквы Шулейкин.


- Что испытывали в этот момент?
- Мурашки по коже, гордость, благодарность за то, что он воевал. Очень рады, что нашли.

- Жена как относится к вашим поискам?
- Она меня во всем поддерживает.


- Наверное, и у жены есть воевавшие родственники, придет время и их разыщете. Сами все сделаете или сыну доверите?
- У жены прадед погиб, он тоже воевал в Новгородской области, мы пока его не нашли. Только знаем деревню, планируем туда поехать. Сыну один год и четыре месяца. Когда подрастет, обязательно передам ему все документы и фотографии, расскажу о подвиге прадедов.


Триста лет в одной деревне


- А зачем вы все это делаете?
- Я хочу знать о своих предках как можно больше. Кто и откуда, чем занимались. Я хочу приехать в деревню, найти этот дом, где они родились и жили. Это интересно, ты узнаешь не только о коротком отрезке своей жизни, но и о жизни прошлых поколений. Когда мы начали собирать информацию о другом моем прадеде, то получилось составить родословную вплоть до 1590 года. Они жили в деревне, которая называлась по их фамилии - Зорины.


- Крепостные?
- Нет, однодворцы - самостоятельные крестьяне. Несли военную службу, поскольку находились на приграничных территориях. Получается, что они жили в одной деревне почти триста лет. Идешь по улице и понимаешь, что эти люди покоятся где-то здесь, это очень волнительно.


Когда занимаешься родословной, начинаешь ценить любое открытие - имя, отчество. Это целое событие. Непередаваемо. У человека другие ценности появляются, на жизнь начинаешь смотреть другими глазами.


- Насколько сложно искать информацию о родных?
- Главная проблема - война, очень много метрических книг на оккупированных территориях оказались уничтоженными. Когда наши отступали, они все сжигали. Вторая сложность - не все архивы до сих пор оцифрованы. Приходится тратить очень много времени, иногда на поиск уходят годы.


- Что посоветуете тем, кто хочет узнать историю своих родных и близких?
- В первую очередь нужно искать тех, кто еще живы, у них наверняка есть фотографии. Нельзя строить родословную на прямых пра-пра..., очень быстро наступит тупик. Нужно собирать информацию широко. Сначала снять на видео своих бабушек и дедушек, чтобы они рассказали о том, что знают об истории семьи. Человек, если ему просто рассказывают какие-то семейные истории и предания, практически не запоминает их. Ищите других родственников, пусть они рассказывают.


Обязательно нужно использовать архивы. Существуют переписи населения царского времени, их всего было десять, и начинаются они с 1700 года. Кроме того, как я уже упоминал, есть метрические книги, где указаны рождение, брак и смерть человека.


Память дороже денег


- Иногда в архивах требуют подтверждение родственных связей, как быть в этом случае?
- Да, такая проблема есть. Двоюродный брат моей прабабушки был моряком, воевал якобы на Черном море. На фотографии были имя и подпись, но мы не могли расшифровать фамилию. Мой папа нашел информацию, что он окончил училище в Санкт-Петербурге. В итоге удалось обнаружить его личное дело. Выяснилось, что на Черном море он никогда не был, а воевал на Дунае. Но в архиве нам не удалось получить личное дело, потому что не смогли подтвердить родственные связи.


Важно отметить, что доступ к тем документам, которые появились до 1917 года, свободный. В архиве их вам выдадут, надо только знать, в какой именно архив обращаться.


- А насколько может быть затратным поиск информации о своих родных?
- В архивах могут попросить деньги за копирование. В Питере мы, например, отдали несколько тысяч рублей. Но насколько я знаю, существует закон, который позволяет фотографировать документы на телефон или с помощью фотоаппарата. В любом случае необходимо действовать по обстановке. А вообще память о своих предках дороже любых денег.

 

Алексей ВОИНОВ

 

Партнеры