Notice: Undefined offset: 1 in /var/www/sevpravda/data/www/pravda.glebefanov.ru/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 184

Клара у мира открыла… каркас

19 2

 

На чем держится мироздание, в муниципальной художественной галерее демонстрирует знаменитая Клара Голицына

 

С Кларой Голицыной так: приходишь – и попадаешь в сети. Расставленные повсеместно («За столом» – сети, с сетями «Трататушка» и «Натали с гитарой», «Реклама губной помады» тоже в сетях), они, впрочем, рассчитаны отнюдь не на зрителя. Да, если честно, и не сети это: скрещения линий, которые сегодня часто строят голицынское пространство, сама художница называет воплощенной музыкой. Назвать можно и космическими токами, и каркасом мироздания, но попадаешь все равно – в сети: «Серьезно и не очень» (так называется костромская выставка) Клара Голицына вовлекает, захватывает, опутывает. И, оказавшись в «плену» ее графики, из него уже больше не вырваться.

 

Выставку, любую, хочется посмотреть. Только не эту. Первый шаг в экспозиционное пространство – и хочется в руки гитару и куда-нибудь с ней на стадион. Или помаду алую. Намертво – чтоб никаким поцелуем не стереть. В графических полотнищах Клары Голицыной есть невероятная побуждающая сила. Они как солнечный знак восклицания во все безоблачное бирюзовое небо. А Кларе Голицыной, кстати, девяносто один.


Ее работы давно в Третьяковке и Русском музее. Книг о ней издано – уже коллекция. Фильмы сняты. Другой бы почивал на лаврах. Но Голицына признается: когда стал ухудшаться слух, нужно было удержать музыку. Слышать ее – пусть даже внутри и непременно транслировать наружу. Так родились неповторимые графические миры, пронизанные линиями, сцепленные точками. На костромской персональной выставке десятки работ (причем такие, «линейно» устроенные, далеко не все) – и это лишь немногое из того, что создано в последнюю пятилетку.


Да, чистая музыка – «SADME рок-группа» и «Натали с гитарой». И там, и там солирующие фигуры музыкантов как будто под высоким напряжением: энергетически заряжены так, что, кажется, вот-вот заискрят. Линии, из которых складываются эти фигуры, жесткие и агрессивные, еще и усугубленные двойным контуром, цветовые соотношения бьют по глазам. И «сеть», что сплетена в пространстве, тоже работает на фигуры: композиционно выводит их на первый план. Она сама как будто электрическая музыка двадцать первого века, прошивающая токами мир. А фигуры, выведенные ею вперед, – несокрушимые кумиры нашего железного века.


Но Голицына не была бы Голицыной, если бы не удивляла. Между «Рок-группой» и «Натали с гитарой» тоже встроенная в хитросплетение линий – «Трататушка». Только здесь причудливая фигура единственной и главной героини не выдается вперед – наоборот, обмякает на линиях мироздания, комфортно распределяется по ним. Даже цветово гармонирует с остовом пространства. Это такая мягкая лирика, не имеющая ничего общего (хотя и построенная по одному принципу) с жесткой плакатностью «Рекламы губной помады», где желтый и красный впиваются друг в друга острыми углами и, кажется, задают форму каркасу пространства. Не случайно линии этого каркаса – неровные, ломкие. Но так или иначе именно эти линии у Клары Голицыной всегда – жизнепорождающая основа мира.


Они больше, чем воплощенная музыка. Они – сам исток жизни. В эпоху бесконечного информационного шума Клара Голицына словно бы ищет точки и линии, с которых начинается все. Раскапывает неторопливую первооснову. И находит – в «Импульсе»: здесь небольшое черное ядро закручивает целый вихрь. Это не четкая спираль – это смятый, неправильный, как вся наша современность, поток, но и он все-таки динамичен, по-своему продуктивен. Как динамичны и продуктивны две вроде бы обыкновенные темные линии в «Импульсе 2». Они пересекаются, и в этом пересечении есть нечто, порождающее вечное движение. Порождающее четыре дороги, которые никогда не заканчиваются.


Тем и интересен проект «Серьезно и не очень»: громко обнаруживающая каркас мироздания Клара Голицына вдруг умеет быть сентиментальной и тихой. От цвета уйти к монохромности. Эффектную позу сменить на нежное – клубочком. Обратиться к пластике тела и эмоций. Здесь, в «Улетают», все подвижно: вот-вот взлетят и человечек, и собачка, и земля у них под ногами. И это оттого, что в правом верхнем углу уже летят крупные шары – и словно бы тянут все пространство за собой. Может быть, это про расставание, которого так не хочется. А может быть, про мечту.


«Хочешь конфетку?», может быть, про хитрость и наивность. Но скорее все-таки про доброту. Та фигура, что побольше, перегнута в нескольких местах и нависает, давит. Та, что поменьше, наоборот, пряменькая и лаконичная. Но руки большого и маленького человечков, протягивающая и протянутая, в конце концов образуют плавную, мягкую почти сплошную линию. Линию доверия.


Клара Голицына в свои девяносто один безоговорочно верит в людей. Фигурке, которая «Спешит», конечно, тяжело: она нанесена на белое зыбким, каким-то небрежным штрихом. Беззащитна. Но в то же время и натянута, устремлена куда-то, куда дует ветер. И, похоже, эту самую фигурку ветер приносит в «Идиллию», где вместо пустого пространства – дорога и маленький домик в финале. Очень простое счастье, но, наверное, оно так же держит мироздание, как и сложный каркас из линий и точек.


Дарья ШАНИНА
Фото автора

Партнеры