Калерия Тороп: Железный характер хрупкой женщины

9

Памятный вечер, посвященный 100-летию известного архитектора Калерии Тороп, прошел в Костроме

 

С удивительной теплотой об известном архитекторе, человеке, которому Кострома обязана своим сохранившимся историческим видом, вспоминали ее коллеги, друзья и простые костромичи. А в нашу редакцию пришло письмо от Татьяны Елшиной, профессора Костромского государственного университета и родственницы Карелии Густавовны, с воспоминаниями о ней.

Костромич или гость города, гуляя  по Аллее признания в Костроме, неизбежно увидит табличку с именем Калерии Тороп в одном ряду с Иваном Сусаниным, Юрием Долгоруким и другими знаменитыми личностями. Встав рядом с этой табличкой и оглянувшись вокруг, он поймет, в чем величие этого человека.
С 1948 года, когда Калерия Тороп была назначена главным архитектором Костромы, хрупкая женщина стала главным защитником памятников старины. Кто сейчас поверит, что вместо привычной «сковородки», привлекающей туристов, мог стоят железобетонный Дом советов? И таких примеров масса.
Татьяна Алексеевна, двоюродная племянница архитектора, подчеркивает: в Калерии Тороп, при всей ее внешней хрупкости и интеллигентности, был жесткий внутренний стержень, мужественность. По-другому тогда было нельзя. Главная борьба шла в кабинетах чиновников, которым приходилось объяснять, доказывать и каждый день бороться за свой город.
Но при всем этом Калерия Густавовна оставалась сдержанной. Несмотря на огромное давление, выпавшее на ее долю, коллеги не слышали от главного архитектора ни одного грубого слова. «Хорошо помню восторженные характеристики мамы  о деликатности Калерии Густавовны, об изысканном вкусе в одежде и поведении, об умении отстаивать свою точку зрения в аудитории любого формата, об умении делать дело и доказывать необходимость этого дела», - вспоминает Татьяна Елшина.
Почти десять лет Калерия Густавовна оставалась главным архитектором областного центра. С этой должности ей пришлось уйти в 1957 году, когда ее назначили главным архитектором Костромской научно-реставрационной мастерской. Что за хозяйство ей тогда досталось — представить сложно. К примеру, единственным транспортом, который тогда числился в мастерской, была… лошадь.
Проблемы не останавливали Калерию Густавовну, которая по крупицам возвращала из небытия утраченные исторические памятники. Специально для восстановления колокольни церкви Спаса в рядах Калерия Тороп пригласила на работу талантливого архитектора Леонида Васильева.
Буквально по фотографиям был воссоздан ансамбль Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря. «Помню отзвуки разразившейся грозы над судьбой Калерии Густавовны, - рассказывает ее племянница. - Речь шла о позолоте ипатьевских куполов. Зная беспрецедентную честность Калерии Густавовны,  все наши были на ее стороне. По младости лет я не входила в суть истории, не могу ее изложить и сейчас, но точно знаю, что мы победили».
Калерия Густавовна работала до 70 лет. И сделав так много, все равно жалела, что не успела больше. И на пенсии она продолжала трудиться, писать статьи и исследовательские работы. Она любила свой город, свою работу, своих земляков.
«У Калерии Тороп и Виктора Бочкова вышел первый (самый мой любимый) путеводитель по Костроме. Пользуясь им, мы, когда я стала преподавать в институте, изучали со студентами «город, который должен стать родным». Помню, что каждому «экскурсоводу» я купила по книжке, один из студентов  книгу потерял, пришлось отдать свою. До сих пор жалею», - признается Татьяна Елшина.

Олег СУВОРОВ

Партнеры