Товарищу Суслову, человеку и...

24

ученому, общественнику, легендарному ректору костромского «технолога» в эти дни исполнилось бы сто

 

«После тяжелой болезни…» – сообщил некролог в сентябре 1990-го. Да, после болезни. И все-таки у этого ухода была еще одна причина: родившийся в год Великой Октябрьской революции, Николай Суслов просто не возможен был вне своей эпохи. Годом позже распадется СССР, еще через два у России будет новая конституция и новый парламент, а Суслов навсегда останется заслуженным деятелем науки и техники РСФСР и кавалером ордена Трудового Красного Знамени, членом КПСС и Комитета по Ленинским и Государственным премиям. И – вообще-то совсем не в званиях дело – настоящим советским человеком. А может быть, просто – настоящим человеком, пришедшим и ушедшим вовремя. Вместе с абсолютно своей эпохой.

 

Ч. Чуткость

Вологодские морозы (Суслов родился в деревне Михалево, она по соседству с солигаличской Совегой) не сделали его холодным. В тяжелого человека его не превратил нелегкий труд на земле. И даже безотцовое детство – с двух лет Николая воспитывала одна мама, Павла Николаевна – совсем не ожесточило. Выносливый, трудолюбивый, ответственный и – добрый, со временем Николай Николаевич Суслов станет вторым отцом для десятков студентов и аспирантов. А одной девушке буквально подарит жизнь – еще задолго до своего ректорства.
Осенью 1941-го немцы брали Ленинград в кольцо. И костромская молодежь, строившая оборонительные рубежи, отступала к Тихвину – сто двадцать пять километров пешком по болоту. Когда одна девчонка, уже не шевеля распухшими ногами, упала: «Больше не могу!», Николай Суслов взял ее на руки и понес. Они делали привалы и снова медленно шли, пока не подхватила проезжавшая на счастье «эмка» – мимо чужой беды Николай Суслов не умел проходить ни на войне, ни в мирное время.

 

Е. Естественность

На фотографиях он обязательно при галстуке и, конечно, среди ученых – другим, кажется, просто не мог быть. А мог, оказывается: собственными руками сложил печь, обожал работать в саду – и земля всегда отвечала ему взаимностью. Когда в 1932-м Николай Суслов поступил в вологодский автодорожный техникум, здесь преподавали многие «ссыльные».
У них, столичных и неугодных, он научился сопромату так, что в Костромском текстильном институте потом слыл чудо-студентом. И у них же научился читать хорошую литературу и слушать великую музыку – так на всю жизнь полюбил искусство. В ректорском кабинете и на садовом участке, за преподавательской кафедрой и на литературном вечере, организованном студентами, – Николай Николаевич везде был на своем месте. Он для жизни был своим.

 

Л. Любознательность

Если уж жить на деревне, освобожденной революцией, то, конечно, организовывать колхозы. Если оканчивать автодорожный техникум, то после обязательно – на Дальний Восток, на строительство трассы Волочаевка-Комсомольск. Если уже защищена кандидатская, то впереди непременно должна быть докторская. Николаю Суслову было любопытно все.
Без этого почти детского любопытства не получился бы выдающийся ученый: однажды оказавшись в льняной столице России, Николай Суслов всю жизнь посвятил изучению льна. Как разрушаются льняные стебли при выделении из них волокна и как проходит процесс трепания льна – об этом две его диссертации, «Первичная обработка лубяных волокон» и «Проектирование предприятий первичной обработки лубяных волокон» – одни из многочисленных его учебников, трепальная машина ТНВ-170 и специальные механизмы для Средней Азии – его технические разработки. Николаю Суслову до сих пор благодарны и теоретики, и практики.      

 

 
О. Ответственность

«За любое, даже коллегиальное, решение он брал персональную ответственность», – вспоминают те, кто работал с ректором Сусловым. Наверное, поэтому до сих пор стоят достроенные при Николае Николаевиче корпуса «Б» и «Д» бывшего «технолога». Поэтому в возведенных по его инициативе заволжских корпусе и общежитии и сегодня учатся и живут студенты.
Современное оборудование в аудиториях – все это тоже начиналось с Суслова: восемь новейших электронных счетных машин еще в 1970-х были на балансе вуза. Был и студенческий профилакторий на сто мест, и летний оздоровительный лагерь на берегу Волги… Тот университет, который до недавнего времени звался костромским технологическим, – во многом личная заслуга Суслова.   

 

В. Верность

Два десятилетия во главе одного вуза – это верность. Верность – полвека во главе одной семьи: любимую Зинаиду Васильевну и любимых детей Николай Николаевич оберегал всегда. И оберег оказался сильным: дочь Наталья унаследовала профессию отца. Выпускница математического факультета Нижегородского университета и аспирантуры легендарного МГУ, кандидат физико-математических наук и доцент, она стала любимым педагогом для десятков студентов костромского «технолога».
Сын Николай от отца, безусловно, унаследовал характер: почти с самого рождения он лишен слуха, но мир слышит о нем. А главное – видит красоту его глазами: окончивший знаменитое Строгановское училище, Николай Суслов-младший теперь известный художник-ювелир. Точь-в-точь как отец, выносливый, трудолюбивый, ответственный и – добрый. Без доброты не сотворить красоту.

 

Е. Единичность

Его уникальность для Костромы, пожалуй, не в том, что затеял и завершил масштабные университетские стройки. И не в том, что стал основателем целой научной школы. Не в том, что был кавалером ордена Трудового Красного Знамени и членом Комитета по Ленинским и Государственным премиям в области науки и техники. И даже не в том, что Николай Суслов – единственный ректор, чьим именем названа городская улица.
Его уникальность, неповторимость, абсолютная единичность – в том, что был настоящим человеком. Но вряд ли его сделала эпоха – скорее, это он сделал свою эпоху намного лучше.  

 

К. Корректность

К своему столетию Николай Суслов не завещал поставить памятник или издать книгу. А мог бы. Выдающегося ученого, легендарного ректора и настоящего человека вспомнят на этой неделе – на памятном митинге и круглом столе в Костромском государственном университете.     

Дарья ШАНИНА

Партнеры