Фонды нараспашку

17 1

В честь 20-летия муниципальная художественная галерея устроила масштабный показ своей коллекции

Рядом, хотя и из одного поколения, немыслимы – в вечном полете Шувалов и Румянцев, твердо стоящий на родной земле. Идеальная архитектура москвички Клары Голицыной и зыбкие ощущения костромича Павла Беляева – с несоединимых полюсов. Из непохожих совершенно – яркий провокатор Аханов и негромкий поэт Смирнов. Но в историю страны все они, такие разные, входят бок о бок: 20-летняя коллекция муниципальной художественной галереи Костромы, в которой и Шувалов, и Румянцев, и Голицына, и Беляев, и Аханов, и Смирнов – всего более двух тысяч произведений искусства, еще год назад вошла в состав Музейного фонда Российской Федерации. А нынче выставляется в родных залах – и удивляет даже тех, кто, казалось бы, знает ее наизусть.

 

Эта выставка, после апрельской – вторая юбилейная, называется «Рождение музея». Но про рождение здесь ни одного документа: масштабный ретроспективный проект на удивление прекрасно обходится без паспортных данных и архивных выписок. Без приказов и постановлений двадцатилетней давности. Без всякой казенщины.
Дотошная летопись муниципалки есть в специально изданном к юбилею солидном каталоге коллекции: тут и исторический очерк, и выставочная хронология, и уникальные фотографии.  А вот в экспозиционном пространстве – только сами живописные полотна и графические рисунки, скульптура и арт-объект (очень маленькая, но очень о многом говорящая часть коллекции). Рождение музея не как задокументированный факт – как переданное в цвете и линией, живое, восторженное ощущение. Ощущение дара.
Дар – когда в 1996-м идею местных художников о создании галереи современного искусства поддержал тогдашний мэр Костромы Борис Коробов. Дар – им же, Коробовым, переданный в фонд муниципалки «Заклинатель змей» Николая Шувалова. Именно с него, а еще с шуваловских «Женской маски» и «Буги-вуги. Танец», недавно преподнесенных галерее Татьяной Шепелевой и Ксенией Котляревской и до сих пор не выставлявшихся, начинается в нынешнем декабре «Рождение музея». Так символично начинается: как и вся коллекция на протяжении двух минувших десятилетий, юбилейный выставочный проект случается во многом благодаря неравнодушию меценатов. Их необыкновенно редкими дарам.
Шестидесятник Николай Шувалов, написавший такой цельный и сильный портрет матери, оказывается, мог быть и другим: в недавно подаренных работах – разлом формы и распад, на десятки оттенков-осколков, цвета. Пульсирует, как молодое горячее сердце, нутро «Буги-вуги», «Женская маска», как будто подсмотренная на венецианском карнавале, поражает нарядностью цвета и пугает: в ней, слепке лица с изломанным ртом и пустыми глазницами, сокрыта нечеловеческая загадка. Коллекция муниципальной художественной галереи в юбилейный год пополняется такими изобразительными высказываниями мастера, которые еще только предстоит расслышать.   
Впрочем, за два десятилетия главное уже расслышано: нескольким поколениям костромских галеристов, творивших и творящих историю муниципалки, удалось собрать коллекцию современного искусства, которая звучит – гордо. И выглядит – ничего себе. В состав Музейного фонда Российской Федерации она именно такой и вошла: с лицом персонажей Владимира Муравьева, несуразных, даже китчевых, симпатичных в своей постмодернистской ущербности, или героев Натальи Булдаковой, чьи мудрые, острые лица трагическим углом врезаются в наш зыбкий, несовершенный мир.
С телом моделей Игоря Ермолаева, поэтично-непропорциональных, или существ Кузи Зверева, геометрически-выстроенных, слаженных, как добротный заводской механизм. С воспоминаниями, как у Вячеслава Павлова в серии «Сталинград» – где люди-кресты, белые на черном, то ли навсегда пригвождены к земле, то ли навечно приговорены к полету, или как у Евгения Русанова в  «Окне в детство» – где сквозь дым прошлого, клубящийся, сплошной, проглядывает уют российской деревеньки, безмятежность русских лесов.
И – обязательно – с мироощущением недавно ушедшего Павла Беляева: в его просторных, светлых работах – свободное дыхание и какая-то наполненная глубинными смыслами пустотность. Такая редкая для двадцать первого века незахламленность пространства, вера в свет без каких бы то ни было примесей, чистота сознания. Ее-то, кажется, на протяжении двадцати лет и пытается сберечь в своих стенах муниципальная художественная галерея, поэтому – и интересна вот уже третье десятилетие. А все самое интересное – во всех трех залах до конца января.

Дарья ШАНИНА
Фото автора

Партнеры