Ирина Васильева:

 

Когда поют краски...

 

В муниципальной художественной галерее в минувшую пятницу открылась выставка «Мелодии цвета» художника Ирины Васильевой. В экспозиции представлено более сорока работ, выполненных в технике горячего и холодного батика, а еще роспись по керамике. Как легкая роспись по шелку сочетается с «огненной» керамикой? Об этом и не только мы спросили нашу собеседницу.

23 метра платья
- Ваша выставка носит название «Мелодии цвета». А можно заставить краски петь?
- Я предполагала, что выставка откроется именно осенью. Мне хотелось более ярких цветов, чтобы при виде этих произведений у людей поднималось настроение. И, безусловно, здесь есть ассоциация с музыкой.
- Играет ли музыка в вашей мастерской, когда вы пишете картины?
- Вы угадали! Музыка играет постоянно, совершенно разная. И самое главное, что я работаю только в хорошем настроении. Но даже если болею, не прийти в мастерскую не могу. Начинаю просто готовиться к будущей работе.
- Батик, роспись по шелку, не самая простая техника. Как вы увлеклись ею?
- Если честно, в основном я занимаюсь керамикой и керамической иконой. Но в Костроме есть замечательные художники, которые работают именно в технике батика. Но батик мне нравился еще с художественной школы. Когда училась в Ярославле, у меня была одна из работ в технике батика, которая мне самой понравилась.
- На выставке можно найти целый цикл работ «Летучие рыбы», в которых видны даже какие-то честняковские мотивы.
- Если честно, просто хотелось необычных сказочных работ. Но не могу сказать, что рыбки - это моя любимая тема. Меня больше привлекают растительные мотивы, предпочитаю в работах ритм, движение.
- В вашей биографии есть совместная работа с дизайнером Антониной Шаповаловой над коллекцией одежды. Насколько это был необычный опыт?
- Работать с дизайнером, у которого столько идей и замыслов, очень интересно. С Антониной Шаповаловой мы делали коллекцию на неделю моды. Она попросила сделать эту коллекцию в сжатый срок. Помню, что самое большое платье по метражу - 23 метра. Темп работы - столичный, быстрый. И это был очень интересный опыт для меня. Всего мы сделали около пятнадцати платьев.

Непредсказуемость керамики
- Для вас работа над произведениями - это отдых или труд?
- Смотря что ты делаешь. Если, к примеру, я пишу икону - это одно состояние. Батик же для меня легкий, воздушный, полетный. Но в любом случае это труд.
- Вы уже говорили, что главное для вас — керамическая икона. Как начинали работать в этой технике?
- У меня замечательный свекор, Леонид Геннадьевич Сергеев, он и подвел меня к керамике. Дал мне понимание тонкости красок,
обжига.
- Но керамическая икона - направление достаточно необычное...
- На Руси были распространены  керамические надвратные иконы, которые находились перед храмом. Поскольку керамика выдерживает любые погодные условия. Когда я начинала работать в этой технике, знала, что керамической иконой занимаются только два человека. Сейчас, конечно, их больше.
- Ваши иконы есть в храмах?
- Я делала иконы для храма в Красном. Икона Георгия Победоносца сейчас находится на часовне, что в академии РХБЗ. Какие-то иконы просто дарила в храмы. Но есть те, которые я представляю и на выставках.
- Насколько сложно работать и с глиной, и с красками?
- Керамика всегда непредсказуема. В батике можно ошибку исправить, на холсте тоже. А в керамике - нет. У меня был случай, когда с обжига достали мою работу, а она лопнула. Обжигальщик собирал ее буквально по кусочкам.
- Наверное, после такого на какое-то время пропадает желание работать с керамикой?
- Есть такое. Но мои коллеги научили меня проще относиться к этому. Все может случиться. Например, если в иконе попал воздух под рельеф, она лопается. И столько таких случаев, что вроде бы привыкаешь. Но для меня все же это немного трагично.

Вернуться в сказку
- Насколько я знаю, вы преподаете.
- Да, работаю с детьми, преподаю живопись, рисунок, композицию. Но даже самые маленькие мои ученики знакомы и с батиком, и с керамикой.
- Не от них ли идут эти сказочные мотивы, которыми буквально пронизана выставка?
- Действительно, этот наив - от детей. Просто пообщавшись с ними, всегда хочется попасть в сказку. Они непосредственны, по-особому смотрят на мир. Работая с детьми, ты становишься чище, сам немного возвращаешься в детство.
- Ваша любовь к искусству наверняка тоже из детства?
- Я помню, что в художественную школу ходила с желанием. Она находилась очень далеко, добираться приходилось долго. Наша школа в моем родном городе тогда только открылась, и нас учили замечательные молодые педагоги.
- Как судьба связала вас с Костромой?
- Когда заканчивала школу, моя подруга просто уговорила меня поступать в Ярославское художественное училище, несмотря на то что в вузе в родном городе был худграф. Я никогда об этом выборе не жалела. Училище было очень сильным, мне дали хорошую академическую базу. А дальше все очень просто: вышла замуж и переехала в Кострому.
- Кострому все называют ювелирной столицей России. Никогда не хотелось попробовать себя в этом искусстве?
- Ювелирное искусство очень люблю, но керамика и батик - это и так очень много и вместе с тем ближе мне по духу. Что касается ювелирного искусства, я пробовала работать с эмалью. Однако только для себя. Мне всегда очень сложно переходить с керамики, скажем, на батик. Поскольку один материал жесткий, огненный, а другой - мягкий и нежный. А будь еще что-то третье, не знаю, как бы я справилась.
Владимир АКСЕНОВ
Фото автора

 

ДОСЬЕ

Ирина Васильева
Один из ведущих костромских художников декоративно-прикладного искусства.
Родилась в Омске.
В 1987 году окончила Ярославское художественное училище.
С 2002-го - член Союза художников России.
С 1999 года активно занимается выставочной деятельностью, участник крупнейших всероссийских и региональных проектов.
Удостоена серебряной медали Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России» (2014).

Партнеры