Битва полов

 

В Костромском драмтеатре показали премьерный  «Стакан воды» Эжена Скриба

 

Необязательно знать Скриба наизусть. Экранизацию Карасика с Лавровым и Демидовой можно вообще ни разу не видеть. Но о чем первая премьера 207-го сезона в драмтеатре имени Островского, из одной только афиши уже очевидно: в исполнителях – три неоспоримые героини и столько же героев костромской труппы. «Стакан воды» Эжена Скриба режиссер и художник Елена Сафонова на минувшей неделе преподнесла как исключительно любовный напиток. И никакого политического привкуса, хотя должен бы быть – и притом весьма ярко выраженный.  


Ставка на сердце...
Этой осенью поставить «Стакан воды» и не услышать: «А, собственно, к чему?» – можно было бы разве что в Штатах. В Костроме история про то, как герцогская жена и лорд-оппозиционер грызутся за власть (причем взаимные укусы здесь из разряда запрещенных), что называется, ни уму ни сердцу. Хотя режиссер-постановщик Елена Сафонова, все-таки рискнув поместить в репертуар откровенно не блестящую комедию Скриба, ставку делала явно на последнее. Именно на сердце.
Все, что «для ума», то есть все политическое, в премьерном спектакле умаляется до объема карикатуры: леди Аберкромби (Анна Полицан) лекцию про функции парламента или что-то вроде того затягивает, как заупокойную молитву, и ровно на пятнадцать секунд – больше королева (заслуженная артистка России Анна Заварихина) не выдерживает.
Какая-то совершенно «картунная» оппозиция (ее, оба в угольно-черных париках – это, видимо, «корпоративный стиль», изображают Михаил Ломов и Тимур Бакиров) жмется по углам или хвостиком ходит за лордом Болингброком (заслуженный артист Костромской области Дмитрий Рябов). Да и самому лорду, ну просто обаятельному по-мужски и разухабистому, хотя и есть дело до исхода войны с Францией, быть при дворе хочется еще по одной причине. Что ни женщина здесь, то очаровательница.
На белом квадратном игровом поле их концентрация повышена: томно лижущая мороженое и откровенно скучающая роскошная королева Анна сосуществует с герцогиней Мальборо, к которой не подходи – убьет (Нина Маврина держит напряжение в двести двадцать вольт), и нежно-акварельной Абигайль (Елизавета Камерлохер). И все они, такие внутренне разные, но притягательные одинаково, вступают, конечно, не в политическую игру (пускай на словах она именно политическая) – в игру любовную.


...и мужскую чуйку
Для Елены Сафоновой принципиально: подписываются отставки, принимаются послы, заканчиваются войны – фоном. Походя. Пока три женщины делят одного мужчину – молодого гвардейца Мешема. Иван Поляков (в пару с ним работает Александр Соколов), вообще-то умеющий роково любить на сцене, на сей раз пасует перед утроенной женской энергетикой. Становится почти безвольным.
А дамского – чувственного, эмоционального, несдержанного – в сценическом пространстве так много, что даже Болингброку, в которого никто не влюблен, чуть-чуть перепадает: то нежное рукопожатие королевы, то дерзкое объятие герцогини, то кокетливый взгляд юной Абигайль. И он в конце концов именно на этом, дамском, и сыграет.                  
Завершить партию безоговорочной собственной победой обаятельному лорду Дмитрия Рябова помогает не изворотливый политический ум – обыкновенная мужская чуйка. В какой именно момент дать расплескаться женской эмоциональности, этот стопроцентный мужчина угадывает точно – и вот указом королевы уже низвержена герцогиня. И весь утомительный политический текст, и вся натужно сочиненная интрига (Скриб все-таки не Бомарше, и у Елены Сафоновой не получается преодолеть вязкость почти двухвековой пьесы, еще и усугубленную однотипностью мизансцен), слава Богу, заканчиваются. Жаль расставаться только с не поддающимся никакому описанию гардеробом спектакля: «Стакан воды» очередная «костюмная» удача – вот этого точно не отнять.

Дарья ШАНИНА
Фото предоставлены литературной частью Костромского драматического театра имени А. Н. Островского

Партнеры