Лариса Глущенко:

 

Есть выстрелы, о которых хочется рассказывать бесконечно

Только что в Музее природы в Костроме открылась выставка охотничьих трофеев. И, конечно, экспонаты для нее предоставили и члены Костромского общества охотников и рыболовов. Вот уже шесть лет этой организацией рулит... женщина, Лариса Глущенко. В самом начале нашей беседы она просит: поменьше вопросов о женщине в мужском коллективе. Мы соглашаемся. Так что говорить будем об охоте.

Если в лес, то с мужьями
- Конечно, первым делом хочу узнать, как началось ваше увлечение охотой?
- Я родилась в Коми, в промысловом районе. А там охота — это не увлечение, а образ жизни. И с самого детства меня брали в тайгу, еще совсем юной я добыла первый трофей: белку. В семье охотились все, даже бабушки. Поэтому я воспринимала охоту, как неотделимую часть жизни.
- И когда вы решили связать всю жизнь именно с охотой?
- Для меня охота никогда не была увлечением. Это моя стихия. Сначала она была основой жизни, а потом стала профессией. Я биолог-охотовед по профессии, училась в Кирове. А после работала во всех формах производства, которые были в охотничьем хозяйстве: штатным охотником, сотрудником научного учреждения, работала в госструктуре. А вот уже 25 лет руковожу общественной организацией.
- Много ли в обществе охотников и рыболовов человек? И есть ли среди них женщины?
- Сегодня в обществе состоит 6891 человек. Женщины-охотники есть, однако больше десятка их не наберется. И даже если они выходят в лес, то с мужьями.
- Каков портрет костромского охотника сегодня?
- Раньше охотник был более законопослушным. Сегодня же, по-моему, слишком многое позволяется. Сейчас, к примеру, охота на кабана начинается 1 июня и заканчивается 28 февраля следующего года. Это девять месяцев охоты в угодьях общего пользования! А ведь сейчас, в июне, идет выводковый период. Мы же, чтобы сохранить дичь, установили срок охоты в течение одного месяца в своих угодьях. И то под контролем штатных сотрудников общества.
- Получается, цивилизованный охотник - защитник природы?
- Самые главные охранники природы, на мой взгляд, - это охотники. Мы, совместно с государством, вкладываем в воспроизводство ресурсов животного мира достаточно значительные усилия. И сами принимаем меры, наказываем нарушителей. Скажем, за отстрел самки кабана государством введен серьезный штраф, охотник не может получить разрешение в следующем году. От этого у нас и стабильная численность животных.

 

Хитрый медведь или трусливый?
- Сложно ли мне, никогда не державшему ружье, стать охотником?
- Когда мы принимали в члены общества и наш билет приравнивали к государственному охотничьему билету, правила были очень строгими. Обязательное условие — наличие кандидатского стажа, сдача охотминимума. Причем сдавали его, как экзамен, по билету. И нужны были две рекомендации от опытных охотников. А сейчас процедура получения охотничьего билета стала гораздо проще: надо подать заявление и просто расписаться, что ты ознакомлен с этим минимумом.
- Но если я хочу стать по-настоящему квалифицированным охотником?
- Во-первых, я бы рекомендовала годик походить с какой-либо бригадой, найти единомышленников. Определиться, какой вид охоты вам нравится, какое оружие лучше брать. Во-вторых, вы должны знать как минимум биологию охотничьих животных, правила и параметры охоты, технику безопасности.
- А какой у вас самый ценный трофей, если не секрет?
- Вообще-то я любительница охотиться на медведя. И если честно, ценен не сам трофей, а воспоминание о том, как его добывала. Сколько таких воспоминаний? Много, но цифру никогда не называю.
- Медведь — хитрый зверь?
- Умный — это про него. Вообще в охоте на медведя нужна тщательная подготовка, очень большое терпение. Приходится долго сидеть, ждать его. И вы знаете, у каждого медведя, да и у любого животного, есть свой характер. Бывают хитрые, бывают наглые, а бывают и трусливые. Чаще всего наглые — молодые медведи. Прут напролом, ничего не боятся. А был у меня случай, когда сложно сказать: хитрый медведь или трусливый. Сижу я, слышу - медведь, а на поле не выходит. Если бы он учуял и убежал, звук все равно бы был. А так — тишина. Потом пригляделась: а он ползет между двумя гребнями пашни, тихо и незаметно.
- Кстати, все ли охотники в своих байках преувеличивают?
- А как без этого? На эмоциональной почве, конечно. Если вдруг удача, почему не приукрасить? Есть же выстрелы, о которых хочется рассказывать бесконечно.
- И у вас такой выстрел был?
- Конечно. Давно это было. Человека поставили на номер, а у нас была договоренность: если он стреляет неудачно, то я помогаю ему, стреляю сама. И вот выходит лось на этого охотника, метров в пятидесяти от него. Он стреляет: одна осечка, другая, третья... Делать нечего, я выстрелила метров с 250-300 и попала.
- Я знаю, что вы всегда берете с собой фотоаппарат. И на такой охоте происходят интересные случаи?
- Года четыре назад, ранней осенью, сидела на базе. И на поле вышел лось, а я была с фотоаппаратом. Сфотографировала его. Он лось молодой, заинтересовался — откуда щелчки. Выдвинулся на меня, зашел в кусты и стих. Я думаю, куда он делся? Меня не обошел, в поле не вышел... И посидела я минут пять, поворачиваю голову - лось стоит и смотрит на меня почти в упор (улыбается).


Иностранцы нам завидуют
- Готовы ли вы окончательно променять ружье на фотоаппарат?
- Пока нет, по-прежнему беру и то, и то. Правда, все свои фотографии собираю в личный архив, в журналы не отправляю. Да и теперь на охоту выбираюсь время от времени. Сейчас много бумажной работы. Жду, когда будет август — тогда променяю кабинет на лес.
- Ваше общество объединяет и охотников, и рыболовов. Если с охотой все понятно, то как лично у вас дело обстоит с рыбалкой?
- Только на восьмое марта! Есть такая традиция — выбираюсь на подледный лов с мормышкой. В другое время очень редко рыбачу.
- Вы хотели бы поохотиться где-то за рубежом?
- Нет, охота за границей мне неинтересна. Мы входим в Международный совет по охоте и охране животного мира (CIC), и я была на семинарах. Скажу сразу: европейцы в плане охоты нам больше завидуют. Вот один из примеров. Сейчас у них кукурузу косят для биотоплива, не успевает она вырасти. А для зверья это корм, защита, стабильность. Так что трофей добыть сложно. Да и кроме того, нет такой возможности - охотиться индивидуально. У них организована коллективная охота. Но, с другой стороны, в Европе все угодья отданы организованным хозяйствам, нет такого понятия, как угодья общего пользования.
- Сейчас открылась выставка охотничьих трофеев. Всего вторая за долгое время. Экспозиция редко пополняется?
- Просто до 2014 года как-то забыто было трофейное дело. Но тогда, на первой выставке, 95 процентов всех экспонатов предоставили члены общества.
- Чтобы вы назвали главным успехом общества за четверть века?
- Вы знаете, нашему обществу в будущем году исполнится 125 лет. За это время сменилось уже три государственных строя, а сколько раз менялось законодательство в сфере охоты — сосчитать сложно. Но мы - общественная организация, работаем по-прежнему. И самая главная наша задача — сохранять и приумножать ресурсы в наших угодьях. Пока нам это удается.


Владимир АКСЕНОВ

Партнеры