Виктор Веселков

 

 

Рассказывать об этом человеке можно бесконечно. Пилот, Командир, Личность - именно с большой буквы. Он прошел Афганистан и боевые действия на Северном Кавказе. Командовал Костромским вертолетным полком и авиацией армии. Сегодня, в канун вывода советских войск из Афганистана, он вспоминает, как начиналась та война.

 

Поступил в среднее, закончил высшее

- Профессия летчик - призвание?
- Я мечтал стать летчиком с пятого класса. Хотел в истребители. А в первый раз вертолет увидел, когда у нас, в Галиче, садилась геологоразведка на Ми-1.
- Поступили легко?
- Сразу после школы не удалось: здоровье немного подвело. Год поработал, позанимался собой и снова решил подать документы, в Киевское училище. Не повезло - не поступил. Правда, справку о сдаче экзаменов взял. Вернулся домой, пришел в военкомат, а там прапорщик был, фронтовик, хороший человек. Он говорит:
- Летать хочешь?
- Конечно, хочу.
- Езжай в Саратовское вертолетное училище, там готовят пилотов и бортовых техников.
Выяснилось, что училище среднее, и рассчитывать я могу, скорее, только на бортового техника: там недобор был. Но какая разница? Главное - летать буду. Сделали мне направление, и я уехал.
- Успели на поступление?
- Да, еще и повезло, экзамены не сдавал: приняли справку из Киева и отправили на медкомиссию. Устроился в общежитии, где познакомился с парнем-пограничником. Он мне говорит, мол, напиши заявление на пилота и возьми на мандатную комиссию - вдруг кто-то не пройдет. Я и написал. Прихожу на мандатку, подаю документы. Председатель комиссии спрашивает:
- Ну что, хочешь стать бортовым техником?
- Не хочу.
- Не понял, а в чем проблема?
- Хочу пилотом стать.
Оказалось, что места свободные все же есть. Я готовое заявление из кармана достаю и председателю протягиваю. Сказать, что он удивился, ничего не сказать. 27 июля меня зачислили в училище на специальность «Пилот вертолета». Все! Вперед! Банзай!
- На каких вертолетах учились?
- Летали на новых Ми-8. В то время как другие на Ми-1 и Ми-4. Нам так завидовали. И еще мне повезло: поступал я в среднее училище, а закончил высшее. На втором курсе нам объявили, что училище переходит на высшую систему образования. Нужно только написать рапорт. Предложили ночь подумать. Надо быть полным дураком, чтобы не согласиться. Ведь по окончании учебы я получал не звание прапорщика, погоны офицера - лейтенанта.

 

Приказ пересечь границу

- Куда вас распределили после училища?
- В Узбекистан, в городок Каган - туда я приехал в 1979 году. Уже 11 декабря нас подняли по тревоге и отправили под Ташкент. Там мы взяли на вертолеты десантно-штурмовую бригаду и направились к границе с Афганистаном на аэродром подскока в районе поселка Сандыкачи. В ночь с 31 декабря на 1 января поступил приказ пересечь границу Афганистана. Взлетели всем полком около шести утра и пошли в сторону Шинданда. Наш экипаж шел впереди в качестве разведчика погоды. Летим, солнышко светит.
- Вас там ждали, я имею в виду, пытались или нет обстреливать с земли?
- На подходе к Герату нас предупредили по рации, что лучше город обойти стороной - там душманы согнали людей на стадионе. И мы с высоты это наблюдали. Стреляли или нет по нам, не знаю: шли высоко.
- А куда направлялись?
- Первая посадка в Шинданде. Надо ночевать. А там мороз. В пассажирской кабине семнадцать десантников. Мне место выделили за приборной доской на остеклении, я там матрас постелил. Но спать невозможно - холод. Двигатели не запустишь, керосина лишнего нет. Кое-как переночевали, утром приказ следовать в Кандагар, на юг к границе с пустыней Регистан. Если на аэродроме правительственные войска, нужно было дать сигнал следовавшей за нами основной группе. А если аэродром захвачен, значит, нам не повезло.
- А как ориентировались над незнакомой местностью?
- Ориентиров почти не было, кругом горы. Подошли к Кандагару, видим какой-то грунтовый аэродром, явно не тот. Облетаем гору, и перед нами шикарный международный аэропорт, именно тот, что нужен. Вдруг замечаем, с полосы взлетает истребитель, а на земле начинают вращаться зенитки. Ну, думаю, все, нам конец. Доложили по радио командиру группы. Но деваться некуда, десантников надо высаживать. Снижаемся, никто не стреляет, а истребитель Миг-17 за нами пристроился на минимальной скорости и машет, а чего машет, кто его знает.
- И дальше как?
- Снизились метров на тридцать и говорим десантникам: «Если аэродром захвачен, мы вас высаживаем, а сами уходим, если получится». Подкрадываемся к началу полосы. Видим, от вышки КДП летит «уазик». С него кричат: «Ребята, мы свои, не стреляйте». Оказалось, это наши советники. И через двадцать минут как посыпались с неба вертолеты, самолеты - все, банзай. Я такого количества техники никогда не видел.

 

А мне летать охота

- Климат в Афганистане к тому же жесткий.
- Мы все заболели. У меня температура под сорок. Командир говорит: «Иди на Ми-6, тебе окажут помощь». Прихожу, мужики налили мне полкружки спирта с глицерином - «ликер-шасси». Выпил, закусил, они еще полкружки наливают, а кружка триста граммов. Меня колотит, дали матрас, замотали плащ-палатками. Вырубился. Утром встаю, а мне летать охота, чувствую себя отлично. Сказал спасибо мужикам и пошел к себе. Покинул я Афганистан в августе 1981 года.
- То есть вам повезло, стингеры вы не застали?
- При мне их не было, только пулеметы ДШК - они тоже валили нашего брата. Правда, появлялись уже ракеты «Рэдай», прообраз стингеров. Мы как-то шли парой, я заметил пуск по напарнику - ракета белый след оставляет. Вертолет тут же сумасшедший крен заложил и в сторону, а ракета мимо. Повезло.

 

Земля уходит из-под ног

- В боевых действиях приходилось участвовать?
- Однажды летали парой в пустыню Регистан, забирали нашу группу. На подходе к земле попали под обстрел. Душман попал в соседний вертолет. Второго пилота, Ромку, в голову пуля ударила, а потом чиркнула командира по лысине и впилась в щиток. Командир кричит: «У меня правака убили». Пятнадцать минут лету до аэродрома. Борт со скольжением стал заходить на посадку, из блистера (форточки) ветерком обдуло, и Ромка на секунду в себя пришел. Но неудачно - ногу непроизвольно под педаль засунул. Командир не может посадить вертолет - надо ногу Ромке ломать. И вдруг Рома, как почувствовал, вытащил ногу.
- Рома выжил?
- Ему операцию сделали, все нормально. Еще один случай в Мазари-Шарифе был. Перегоняли по авиаэкспорту вертолет. Подходим к аэродрому. Диспетчер предупреждает: у них борт сломал переднее шасси - не может сесть. Мы приземлились. Наблюдаем, как он раз за разом заходит... Я решил помочь. Мне нужно было секунд тридцать - забраться в его кабину. Вертолет завис, я ухватился за ручки, и тут машина пошла в разгон. Е-мое. Земля из-под ног. Афганец-борттехник меня за шиворот ухватил и держит, влез я. Сел в кресло командира. Вижу, указатель скорости не работает. Но по оборотам двигателя сориентировался. По рации сообщил, чтобы дом-краты притащили. Попробовал - машина отличная, висит отменно. Подошел, завис, четко на домкраты сел. Так даже спасибо не сказали.

 

Свитер в плюс 30

- Какие отношения с местными жителями были, находили общий язык?
- Мы туда шли не воевать. Возили стройматериалы, продовольствие. Неприязни я не видел. С чего все началось: душманы переодевались в нашу форму и громили кишлаки. А нищета там страшная, стены домов из глины, внутри ничего нет. Сидим как-то в горах, два мужика тащат деревянную соху, а рядом с ними новенький японский магнитофон - вот такие контрасты.
- Вы женились до того, как попали в Афганистан?
- Да. Жена Татьяна Викторовна тоже из Галича. Закончила наш сельскохозяйственный институт.
- Тяжело ей, наверное, было с вами по гарнизонам?
- Когда в Кагане жили, температура летом доходила до 55 градусов. Когда опускалась до 30, она надевала свитер. Конечно, тяжело ей пришлось. Тем не менее у нас дочь - ей уже тридцать четыре года и сыну двадцать девять. Сын окончил Сызранское летное высшее военное училище. Пилот вертолета, в этом году должен получить капитана.

 

Алексей ВОИНОВ

 

Партнеры