«Москва-4»: драгоценность из суглинка

 

В столице нашли древнейшую берестяную грамоту с упоминанием Костромы

 

Археологи сантиметр за сантиметром изучают раскоп в столичном Зарядье, вблизи бывшей гостиницы «Россия». Они уже обнаружили множество интересных находок: от монет и керамики до надгробных плит. И вот на глубине около пяти метров кто-то извлекает из суглинка неприметный кусок дерева. И через секунду на месте раскопа звучат удивленные возгласы ученых: это берестяная грамота, отлично сохранившаяся. Но, что самое важное, только четвертая, найденная в Москве.

 

До Костромы не доехали...
Чтобы сосчитать берестяные грамоты, найденные в Москве, хватит пальцев одной руки. А такой, отлично сохранившейся, да еще конца XIV - начала XV века, до сих пор не было.  Найденная грамота получила название «Москва-4».

Узнав про обнаружение артефакта, «СП» тут же обратилась за подробностями к руководителю раскопок, заведующему отделом археологии Московской Руси Института археологии РАН Леониду  Беляеву, который объяснил, что данная берестяная грамота - главная находка года. В руки археологов попала настоящая драгоценность!
Благодаря качеству почвы - однородный влажный суглинок - все прекрасно сохранилось. За право изучить находку уже сейчас борются историки, лингвисты, археологи. Но первыми, кто внимательно рассмотрел грамоту, стали ученые Института археологии РАН.
Чем детальнее изучали грамоту ученые, тем больше удивлялись. Ведь ее текст отсылает... в Кострому. А упоминание любых топонимов (географических названий) в подобных находках - огромная редкость. В летописях, конечно, есть упоминания и древнее. Но чтобы в деловом, частном письме? Такое случилось едва ли не впервые.
Текст грамоты, прочитанный с помощью членов-корреспондентов РАН Петра Гайдукова и Алексея Гиппиуса, сообщает о том, что некто (в тексте он не называет своего имени) отправился в Кострому. Но поездка вышла неудачной: уехавших задержал и вернул назад Юрий со своей матерью (видимо, имевший на то право). Они взяли с автора сперва 13 бел и 3 белы (денежная единица сравнительно небольшого номинала). Этого им показалось мало, и по неведомой причине автор отдал им же еще 20 бел «с полтиною». Вместе это 36 бел и полтина – сумма довольно внушительная.



Детектив в три строки
Что за взятки пришлось давать автору грамоты на дороге? Зачем он ехал в Кострому? Кто этот Юрий и кому адресовано письмо? Ученым пришлось подключить дедукцию, чтобы узнать детали сообщения. Ведь история практически детективная. И пусть в грамоте всего три строки, но они позволят выяснить множество особенностей жизни XIV-XV веков.
«Язык текста не содержит особенностей новгородской речи, нет обычного для Новгорода обращения или поклона к адресату, нет имени автора. Хотя уверенно связать персонажей письма с конкретными историческими лицами нельзя, следует учесть, что имя Юрий распространено только в княжеско-боярской среде», - подчеркивает Леонид Беляев.
Значит, автора по дороге в Кострому остановил либо князь, либо боярин. Но также важно, что его мать имела право наряду с ним взыскивать суммы.
Пока ученые построили гипотезу: теми, кто остановил автора грамоты, были князь Юрий Дмитриевич (1374-1434 годы) и его мать Евдокия, супруга князя Дмитрия Ивановича Донского. Ведь Евдокия была фактической соправительницей сыновей после смерти мужа. Упоминание Костромы только укрепляет предположения историков. Ведь среди костромских сел имелись и те, которые принадлежали князю Юрию Дмитриевичу.
Но зачем тогда автор грамоты отправился в наш город? Вариантов много. Как рассказывает Леонид Беляев, Кострома была в конце  XIV - начале XV века «тыловой военной базой» для московских князей. В случае набега со стороны неприятеля они могли отправиться сюда, чтобы собрать войско и дать отпор. Кроме того, у многих князей в Костроме и вокруг были земли. Возможно, автор грамоты по заданию князя (к нему он обращается в письме «господине») отправился в Кострому по каким-либо экономическим делам. Вариантов множество. И, как говорит руководитель раскопок, на эту тему будет написана не одна диссертация.
Прошло уже более пяти веков, но, казалось бы, заурядное событие той поры не на шутку встревожило ученых современности. А Кострома и Москва, и без того крепко связанные общей историей, стали еще ближе друг к другу. Раскопки же в Зарядье продолжаются. И кто знает, что найдется в многовековом слое суглинка?

Владимир АКСЕНОВ
Фото Института археологии РАН

 

Леонид Беляев, руководитель раскопок, заведующий отделом археологии Московской Руси Института археологии Российской академии наук:
- Грамота была в отличном состоянии. Свиток бересты подготовлен специально и тщательно, его закругленные края аккуратно обрезаны. Почерк отчетливый, книжный. В принципе, большую часть текста мы смогли расшифровать практически сразу. Но имелись и «темные места», которые необходимо было
изучить специалистам.

Сергей Кабатов, кандидат исторических наук, доцент, заведующий лабораторией археолого-этнологических исследований КГУ им. Н.А. Некрасова:
- Если судить по тексту грамоты, можно понять, что в конце XIV - начале XV века Кострома рассматривалась как большой торговый город. Это можно предположить, поскольку упоминаются белы - куничьи шубки. Скорее всего, автор грамоты вез их, чтобы на что-то обменять или за что-то расплатиться. В этом и состоит уникальность находки. Здесь Кострома упоминается как серьезный город, с которым считались.

Партнеры