Солдат у «Вечного огня»

 

 

В прошлом номере «СП», со слов костромички Людмилы Сергеевны Дроздовой, мы рассказали об истории возникновения скульптурной композиции, расположенной у «Вечного огня» в Костроме: советского солдата и его скорбящей матери. Оказалось, что свою материнскую трагедию воплотила в этом памятнике костромской скульптор Нина Петровна Беляева-Попова, потерявшая на войне сына Андрея.
И если в прошлом материале в первую очередь речь шла о солдатской матери и ее судьбе, то наш сегодняшний рассказ о ее не вернувшемся с войны сыне - Андрее Беляеве, чья скульптура вот уже почти шестьдесят лет стоит у «Вечного огня».

 

Архивы открывают тайны
Документы военных архивов рассказали нам, что Андрей Беляев служил в 525-м стрелковом полку 171-й стрелковой дивизии. Несмотря на то что отец Андрея - видный ученый-генетик Николай Беляев был расстрелян в 1937 году как враг народа, а мать сидела в исправительно-трудовом лагере, нашему солдату удалось дослужиться до лейтенантских погон и стать в своем полку командиром пулеметного взвода. Очевидно, что храбрость, высокое владение военным искусством и авторитет, который имел среди своих подчиненных и начальников Андрей Беляев, перевешивали «черное» по тем временам пятно в его биографии. Тем не менее это факт: сын «врага народа» стал советским офицером и командовал взводом.
Впрочем, об этом писал в своих «Живых и мертвых» еще Константин Симонов, век лейтенанта-комвзвода в пехотной части на передовой был, как правило, недолог. Этот невеселый вывод, сделанный Симоновым, подтвердила и судьба лейтенанта Беляева.

 

С Урала на Новгородчину
Начнем сначала и перенесемся на Урал, где в городах Златоуст и Куса Челябинской области в декабре 1941 года начала формироваться 171-я стрелковая дивизия второго формирования. Первый состав 171-й стрелковой «сгорел» в жестоких боях и окружениях первых месяцев войны.
23 февраля на общем построении полков и соединений 171-й стрелковой дивизии было выдано боевое знамя, после чего полтора десятка литерных эшелонов повезли еще необстрелянную дивизию на Северо-Западный фронт - в самую «горячую точку» - под Демянск, где из клещей советского окружения, ожесточенно огрызаясь, пыталась выбраться 16-я немецкая армия, усиленная элитарными подразделениями дивизии СС «Мертвая голова».
С этими отборными немецкими солдатами, в полном объеме получавшими по воздуху питание и боеприпасы, и пришлось сражаться вчерашним новобранцам из 171-й стрелковой. Среди них был и 19-летний герой нашего рассказа - Андрей Беляев.
Долгие дни пути, и вот эшелоны дивизии встают на разгрузку в Новгородской области, а затем выдвигаются на передовую - сменить поредевшие советские части, сдерживавшие кольцо окружения под городом Демянском - первого крупного окружения немцев в Великой Отечественной войне.


В строю остался каждый третий
Была на пути нашего солдата и деревня Кириловщина, где его дивизия приняла свой самый первый бой в составе 34-й армии Северо-Западного фронта. Это было 7 мая 1942 года.
До ноября 1943 года бойцы и подразделения 171-й стрелковой дивизии сражались с противником в болотах Новгородской области: отражая атаки, переходя в наступление. К концу 1943 года из каждых трех бойцов дивизии в строю оставался только один.
Лишь в ноябре 1943 года, пробыв на передовой более двадцати месяцев, 171-я стрелковая дивизия отводится в район Великих Лук и Невеля, где получает пополнение и передается в состав 3-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта. К новым боям - за советскую Прибалтику усиленная после тяжелейших потерь дивизия сможет приступить только в июле 1944 года.


И все-таки - ноябрь 1943-го
Военные документы сообщают нам о том, что лейтенант Беляев пропал без вести в январе 1944 года. Некоторые документы даже указывают конкретный срок - 6 января. Но ведь как раз в это время 171-я стрелковая дивизия была уже два месяца как отведена с передовой на пополнение и снова приступила к боям только летом 1944 года. Что тогда могло случиться с лейтенантом Беляевым?
Скорее всего, в данном случае сработала военная инструкция, когда официальная дата исчезновения военнослужащего рассчитывалась условно - путем прибавления двух месяцев с даты отправки им своего последнего письма родным.
По всей видимости, 6 ноября, с передовой, Андрей Беляев написал письмо своей маме в Кострому (она к этому времени уже освободилась и проживала на улице Лавровской), после чего погиб в бою.

 

Не найден - значит «без вести»
Похоронная команда могла попросту не отыскать тело 21-летнего костромского лейтенанта на поле боя - в снегах и болотах Новгородчины. Да и боевая обстановка могла не способствовать этому.
Так, Андрей Беляев в ноябре 1943 года навсегда остался лежать в новгородской земле. Памятник солдату спустя 14 лет в Костроме создаст его мама - Нина Петровна Беляева-Попова.
Так что теперь нам известно, кем был, где сражался, когда и где погиб русский солдат, застывший в камне рядом со своей мамой у «Вечного огня» в Костроме.

 

Андрей Нежданов

 

Партнеры