Антонина Серебрякова: Со мной, как с врачом

 

Гнаться за миром высокой моды ей не пристало. Антонина Серебрякова – дизайнер одежды по образованию и по призванию. Вещи, которые она создает, весьма самобытные и практичные. Ее умелым рукам подвластны любые виды изделий: бисер, вышивка, валяние, кружева. Едва ли найдутся мастера, применяющие такую смесь техник.

 

 

- Как давно вы занимаетесь этим творчеством?
- Сколько себя помню, всегда что-то делала, с детства начала увлекаться, одежду, конечно, не с четырех лет шила (смеется), но, как и многие девочки, делала кукол, любила шить одежду для них, занималась лоскутным шитьем, то есть декоративно-прикладным творчеством.
- Откуда такая любовь к этому делу?
- В детстве я ходила в кружок шитья кукол. Любовь к тряпочкам у нас семейная, все время все что-то шили. Родители у меня художники, мама является членом Союза художников, но она живописец. Бабушка с дедушкой тоже художники, первый выпуск костромского худграфа. Так что я выросла в творческой семье. К живописи у меня не особо душа лежала. А шитье мне сразу стало ближе, я достаточно углубилась в эту тему, начала разбираться, изучать кукол, традиционные костюмы, традиционные ремесла, и это потихоньку переросло в костюм, в дизайн одежды.
- Что привлекает в этом больше всего?
- Самое интересное, наверное, это то, что из ничего ты создаешь что-то, то есть процесс созидания – это самое важное. И еще что важно - это создание именно функциональных вещей, то есть это не просто искусство ради искусства, а еще и полезная вещь, которой можно пользоваться, которую можно носить, и это будет греть, потому что это ручная работа. И если это вышивка, то она на платье, например, наносится.
- У вас есть своя творческая мастерская. Почему «Укроп»? Откуда идея такого названия?
- Когда я училась на третьем курсе в институте, я искала тему для разработки орнаментов для коллекции нарядов, это должна была быть вышивка, но идеи как-то не приходили. И однажды мама мне сказала: вот, смотри, какой красивый укроп, какие у него графичные зонтики, попробуй его.
Я взяла за основу укроп и не пожалела (смеется), после этого он у меня так и прижился: разрабатываю рисунки на ткани и вышивки, от него еще какие-то формы пошли, я очень часто его использую, а сейчас это уже просто любимый элемент вышивки.
Даже если вышиваю другие растения или букет цветов, все равно стараюсь какую-нибудь ленточку спрятать внутри, которая будет напоминать укроп. Я в детстве биологом хотела стать, поэтому у меня любовь к растениям такая серьезная. Вообще у меня много вещей с природными мотивами.
- У вас, как я заметила, многие костюмы в народном стиле…
- Да, я народный костюм очень люблю. Причем не только русский народный. В любом можно найти интересный крой или декор. Просто нужно любить, изучать, углубиться как-то в это, и можно оттолкнуться от этого и создать что-то свое, новое. У нас к народному какое-то пренебрежительное отношение, и это печально, потому что мы потеряли свою связь с народной культурой, хотя у нас очень богатое наследие, и надо это ценить, может быть, в школе приобщать к этому детей. Это на самом деле очень интересно, в этом скрыта некая мудрость, самобытность в простых вещах.
- В Костроме пользуются успехом такие вещи?
- В Костроме у меня немного заказчиков. Но есть люди увлеченные. В основном заказывают из других городов, но для Костромы ценителей авторской работы тоже достаточно, я думаю. Часто заказывают в подарок украшения.
- Сейчас достаточно много молодых дизайнеров. Чем ваши вещи отличаются от других?
- Вообще у всех разный почерк. Быть дизайнером - это ни разу не весело и не забавно, это серьезная работа. Слово «дизайнер» я вообще не очень люблю, потому что это понятие сейчас очень опошлено, сейчас каждый второй – дизайнер. Я люблю больше определение «художник-модельер», дизайн – это более промышленное понятие. Я ничего особо нового не придумываю. Отличие, может быть, в обилии ручной работы, я ее не боюсь. Если я, допустим, шью жакет, я могу полностью собрать его вручную и не пытаюсь как-то ускорить процесс, получаю удовольствие от своей работы.
- И на сколько можете растянуть этот процесс?
-Ну я стараюсь не затягивать, потому что кто-то ждет эту вещь больше всего и хочет носить. В среднем около месяца уходит на изготовление, реже два, когда большие заказы.
- Какие техники применяете?
- Ручную стежку, вышивку: бисером вышиваю, нитками, гладью, только крестом не люблю, потому что для меня делать что-то по схеме это напряжно.
- То есть схемами вы вообще не пользуетесь?
- Крайне редко. Я рисую эскизы, делаю какие-то наброски, но даже сколько ни рисуй эскиз, все равно в итоге получится по-другому.
- Как вы относитесь к тому, что некоторые дизайнеры принципиально не покупают одежду в магазинах, а шьют специально для себя?
- Я сама очень редко хожу в магазины и даже не знаю, если честно, сколько стоит одежда, бывает, у мамы что-то отберу, бывает, сама сошью или перешью. Бывает, что-то заказываю через интернет, но нет у меня такой страсти к хождению по магазинам, да и некогда обычно.
- Есть у вас какие-то творческие принципы?
- У меня есть принцип – носить только натуральные ткани, я не люблю одноразовые вещи и считаю, что платье нужно носить много лет и отдать его детям (смеется). Это, кстати, может быть, тоже от любви к народному костюму. Там каждый лоскуток шел в дело. Произвести ткань стоило очень больших усилий, начиная с того, что нужно посадить лен, вырастить овцу, спрясть, соткать, – это очень трудоемкий процесс, поэтому к тканям я отношусь очень уважительно и очень люблю материал, с которым я работаю. Я обычно заранее вижу, что я сошью из данного материала и для кого.
- Как к ярмаркам относитесь?
- Последнее время нечасто бываю. Не так давно была в Ярославле, я продавала бабушкины вышивки. У нее нетрадиционная техника – художественная гладь, картины выглядят так, будто они написаны красками, и вот это впечатляет видимо, начинают расхваливать.
Кстати, очень понравилась ярмарка, там как-то лучше это принимают, вышивку очень любят, когда мне говорили об этом, я сначала скептически отнеслась, а оказалось, на самом деле так, причем среди заинтересовавшихся в основном были мужчины.
- Не было случаев, чтобы человек заказал и ему не понравилось?
- Пока что никто не жаловался. Обычно люди, которые заказывают, близки по духу, и они мне доверяют. И самые удачные заказы получаются, когда человек говорит: вот как ты меня видишь, как считаешь нужным, так и шей. Конечно, в общих чертах оговариваем всегда: для чего, какого цвета. Вообще я стараюсь получше узнать человека: что он любит, чем занимается. То есть такое доверительное общение. Со мной, как с врачом: если я говорю, что у вас короткие ноги, я ни в коем случае не хочу обидеть, а просто констатирую факт и думаю о том, как сделать лучше, и, наоборот, всегда стараюсь подчеркивать в своих заказчицах достоинства. У кого-то длинная шея, красивый цвет глаз, и именно это я стараюсь подчеркнуть. В том и прелесть, что все абсолютно разные и для каждого я создаю что-то индивидуальное.
- Есть ли какая-нибудь творческая мечта?
- Однажды шила костюм Снегурочки, для детской организации, с которой я работала, мы не смогли найти спонсора, обходились своими силами, создать полномасштабный образ не получилось, но все же мне удалось воплотить идею. К сожалению, конкурса костюма не проводили, но многие отмечали, что эта Снегурочка отличалась от остальных участниц именно своим образом. Теперь у меня есть мечта сделать костюм Снегурочки такой, каким я его изначально задумывала, с вологодским кружевом, с жемчугом, жакет из павлопосадского платка.
В дальнейшем хочу шить не только на заказ, но и создавать коллекции. Надеюсь, потом у меня появится возможность участвовать и в выставках.

 

Беседовала
Лиана Месян
Фото Ивана Володина
и из личного архива

 

Партнеры