Виктор Смирнов: Я согласен на медаль!

На фронт Виктор Петрович ушел со студенческой скамьи Галичского педагогического училища в январе 1943 года. После курсов пулеметчиков попал в 331-й парашютно- десантный полк, участвовал в боях по освобождению Венгрии, Австрии и Чехословакии. За мужество и храбрость награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За Отвагу», «За боевые заслуги» и многими другими.

 

Мужики поехали на фронт
- Виктор Петрович, вы родились в Костромской области?
- Да, в 1925 году, в Галичском районе, в деревне, в тридцати километрах от Галича. Семья большая, девять детей. Отец и мама работали в колхозе, почти ничего не получали. На трудодень дадут по двести граммов зерна, еще кой-чего. Свой огород выручал. Отец ездил в Ленинград подрабатывать маляром, настоящим художником был. Приедет с деньгами, купит материал. Портниха из соседней деревни шила нам портки и фуфайки. В школу ходил за три километра.
- Вам тоже, наверное, приходилось работать в колхозе?
- А как же, на лошади работал, возил навоз, зерно. С ребятами делали прогоны для скота. После школы решил поступить в Галичское педагогическое училище. Общежитие тесное, зимой холодно. Помню, еду нам готовила тетя Шура. Продукты привозили из дома — картошку, хлеб, осенью, бывало, и мяса кусок. Вечером приходим из училища. Каждый в свой чугунок начистим картошки, положим мяса и ей отдаем, а она их в печь.

 


- 22 июня - день, когда началась война, помните?
- Женщина бежала по улице из сельсовета и кричала: война, война. Сразу пошли повестки из военкомата. Мужики поехали на фронт.
- Отца тоже забрали?
- Нет, ему шестьдесят лет исполнилось, старый уже, не взяли. Он во время войны конюхом работал.

Четыре дня в телячьем вагоне
- Многие мальчишки стремились в то время всеми правдами и неправдами попасть на фронт.
- Мы с Колей Шаховым пошли в военкомат, к полковнику Жестовскому проситься на фронт. Он говорит: «Пока без вас обойдемся, учитесь, когда потребуетесь, возьмем». Повестка пришла в конце декабря 1942 года. А 6 января 1943 года меня отправили. Отец пошел провожать. Из колхоза пошли подводы со льном, а мы за ними тридцать километров пешком на станцию.
- Куда отправили?
- Везли нас дня четыре в телячьем вагоне. Холодно, буржуйка в центре вагона. Те, кто у стенки, примерзали. Спустишься к печке, а вокруг людей много, еле руки протянешь, погреешься и опять на нары. Два старшины, сопровождающие, получали на станциях для нас еду, но меняли ее на самогонку, нам мало что доставалось. Помню, перед отправкой у меня были новые валенки, а у отца подшитые старые. Я ему говорю: «Давай меняться, все равно отберут». Он: «Нет, нет, тебе нужнее». Привезли нас в Чкаловск Оренбургской области. Привели в баню, мы в одной секции разделись, помылись, перешли в другую, где нам выдали ботинки, обмотки, шинели, все, что снял, осталось в бане. Дня через два вижу - старшина в моих валенках ходит. Думаю, зря ты, отец, отказался.

 

На гауптвахту, как в санаторий  
- По воспоминаниям многих ветеранов, в училищах и учебках во время войны порой было тяжелее, чем на фронте.
- Кормили плохо. Голодали. В котелках одна вода да картошка. Хлеб разрежут на кусочки и раздают. Один отворачивается, другой спрашивает: «Кому?», тот называет. Однажды со мной такой случай произошел. Сосед-сержант говорит: «У меня из-под подушки курица вареная пропала, ты взял?». Я, естественно, говорю: не брал. Он пообещал меня наказать.

 


- Наказал?
- В очередной раз идем на стрельбище. Идти восемь километров. Пулемет «Максим» два человека носили: один станок, другой тело, по дороге менялись. Настала моя очередь на смену, сержант всех, кроме меня, сменил. Я спрашиваю: «В чем дело?». Он: «Ты понесешь дальше». Я отказался и сел на обочину, станок рядом положил, а идти еще километра два. Он понадеялся, что никуда не денусь. Когда пришли на стрельбище, хвать, ни меня, ни станка нет. Пришлось посылать двух солдат. Пришли, сержант меня за грудки, я высокий, здоровый, ну и треснул, у сержанта кровь из носа. Шум поднялся. Дошло до командира роты, в общем, меня отправили на гауптвахту.
- И там?
- Там мужики сидели, они из госпиталя в самоволку бегали. К ним женщины приходили, подкармливали, и мне перепадало, да еще из училища носили. В общем, поправился я. В роту вернулся, парни: «Витя, а как нам туда попасть?»
- В чем заключалась подготовка к фронту?
- На физзарядку бегали, хорошо, если в рубашке, а бывало и с голым торсом. Спали в штанах, чтобы утром меньше времени на одевание тратить. После команды «подъем», с кровати спрыгиваешь, ноги в ботинки, обмотки в руки - и вперед. Роту остановят, командир командует: «Пять шагов вперед, снегом обтирайся».

Батюшки! Как ты сюда попал?
- После окончания пулеметных курсов вас направили на фронт?
- Не сразу. Я попал в 17-ю гвардейскую десантную бригаду, в город Ступино. Со мной - друг галичанин, тоже Смирнов, Костя. Мы всегда старались быть вместе. Нас готовили в тылу, почти каждый день с парашютом прыгали.
- Для паренька из деревни прыгнуть с парашютом испытание не самое легкое?
- Первый раз я прыгал с аэростата. Как подняли, сверху смотрю, деревни, дома - все маленькое. Как прыгать в такую бездну? А куда денешься. Подошел к двери и прыгнул. Лечу, слышу, зашумело - бах - дернуло, хорошо. Теперь надо приземлиться. Однажды нас ветром прямо на дома потащило, кто-то в стены или в окна попадал, а я в огород. Старуха хозяйка перепугалась, запричитала: «Как ты, батюшка, ко мне попал, грядки попортил».

 

Вот пуля пролетела и...
- Виктор Петрович, расскажите о своем первом бое.
- Мы форсировали реку Раба. Переправы не было, кто что найдет. В плащ-палатку соломы напихаем, за нее и держались. Сначала неглубоко, потом плыть приходится. Мы с Костей-напарником идем: я пулемет, а он коробки с патронами тащит. Вокруг брызги от пуль и снарядов. Немцы ураганный огонь ведут. На той стороне кусты, мы за них уцепились, выбрались на берег. Видим, нашего командира лейтенанта ранило. Мы ему помогли, дождались санинструктора и опять вперед побежали.
- Переправились?
- Немцы стреляют из окопов по нам, и мы тоже в ответ, рота переправилась. Вдруг пулемет заклинило, я от рубашки отрываю тряпку, прочищаю. Немного постреляли, опять заклинило. Нас, видимо, засекли - вокруг град пуль. Костя говорит: «Дай я постреляю». Взялся за пулемет, голову приподнял и сразу же обмяк, пуля ему прямо в лоб попала. А мне по каске чиркнула, только поцарапала.
- Это тот самый ваш друг из Галича?
- Да, но бой идет, я бегу к дому, вижу - немец, он убежал, в коровнике спрятался. Его ребята достали и ножами прикончили. Пока суть да дело, забегаю в дом, в комнате - офицер. Он с кровати вскочил, я к нему, вижу пистолет и нож рядом. Я его оттаскиваю, а он здоровый. И тут вспомнил про свой десантный нож. Ну и ударил. Планшет, парабеллум и нож забрал. Планшет и нож отдал командиру, а пистолет себе оставил. Потом меня к награде представили. Сначала вроде как Красную Звезду хотели дать, но потом вручили медаль «За отвагу». Но я не возражал. Я согласен.
- Войну вы закончили в Чехословакии?
- Да, помню, как все радовались 9 мая. Стреляли без конца вверх, кричали «ура». Но жаль было тех солдат и офицеров, кто погиб уже после Победы. Бои с немцами, не желавшими сдаваться, в основном это были подразделения СС, еще продолжались. По лесам их пряталось немало.
- С женой вы познакомились уже после войны?
- Да, приехал в отпуск домой в Галич. Встретились на автобусной остановке, она тоже домой в деревню в отпуск ехала. Познакомились, вечером на танцах встретились, а примерно через год поженились. К сожалению, ее уже нет рядом со мной. Умерла моя Фаина Платоновна в 2010 году. А в 2007-м не стало сына Михаила. 31 декабря пришел с работы, за полтора часа до Нового года говорит: я, мол, полежу, отдохну, только к кровати подошел и упал. Две недели пролежал в реанимации и умер. В 2011-м, спустя год после смерти жены, ушла и дочь Ирина.
- Вы остались совсем один?
- У меня есть внук Виктор, замечательный внук, большой умница. Работает на заводе в Волгореченске, инженер. Сейчас на стажировке в Канаде.

Алексей ВОИНОВ

 

СП-Справка


После войны Виктор Смирнов окончил Ленинградское военно- политическое училище, служил политработником в костромском парашютно-десантном полку.
Демобилизовался в 1955 году в звании полковника и работал в Галичском райкоме КПСС.
С 1962 по 1989 год – в областном комитете КПСС.
На счету Виктора Смирнова 19 боевых наград.

Партнеры