Три пути Нагиева Али

Тысячи жителей Донецкой и Луганской областей из-за военных действий остались без крова над головой и вынуждены были уехать в Россию. Большинство из них живут в Ростовской области, поблизости от границы, в надежде на скорое окончание боев и возвращение домой. Переживания и боль этих людей эхом отзываются и в сердцах костромичей. Пенсионеру Али Нагиеву 74 года. С августа прошлого года он уже трижды ездил в приграничный российский город Донецк Ростовской области - отвозил гуманитарную помощь для беженцев из Украины.

 

Досье

Али Нагиев
Родился в 1941 году в Азербайджанской ССР.
В Кострому приехал в 1959 году.
Трудился водителем в такси, на междугородных перевозках.
В 1989 году стал фермером.
В девяностых годах возглавлял Костромское отделение Крестьянской партии России.
Женат, супруга Ольга.

 

Смуглый, невысокого роста, коренастый, с лицом, покрытым паутинкой морщин. Упрямые карие глаза, кавказский нос с горбинкой, волевой подбородок с ямочкой, ежик седых волос. В словах, походке и манере держаться чувствуется уверенность много повидавшего и испытавшего в своей жизни мужчины. В Костроме многие знают Али Нагиева. «Настоящий кавказец», - говорят о нем друзья и знакомые, а еще - «надежный, верный своему слову и великодушный».

Русский отец
- Али Исмаилович, почему вдруг вы, азербайджанец, пенсионер, решили откликнуться на беду украинского народа? Наверное, тяжело в такие годы мотаться на машине за тысячи километров.
- А как можно не откликнуться, когда люди попали в беду? Вы знаете, мне было всего тридцать пять дней, когда мой отец Исмаил Нагиев ушел в 1941 году на фронт и пропал без вести. Мать пятнадцать лет его ждала. Но после войны время было голодное, и братья матери однажды сказали: хватит мучиться одной, надо снова выходить замуж. Я не мог это принять и сбежал.
- Далеко?
- В Казахстан, под Семипалатинск. Восемь суток ехал, голодал. Помню, обуви не было, ходить неудобно - ноги бумагой оборачивал. Люди спрашивают: «Что у тебя с ногами?». А мне стыдно, отвечаю: порезал. Вышел на станции под Семипалатинском. Народу много, молодежь в основном.
- Это была середина пятидесятых. Комсомол в те годы ехал в Казахстан поднимать целину.
- Верно. Я и оказался среди ребят-комсомольцев. Посадили меня в машину и повезли в распределительный пункт. Там всех разобрали кого куда. Остался один я без документов. И тут, на мое счастье, появился дядя Гена. Подошел, спросил, кто и откуда. А потом отвел к себе домой. Познакомил с сыном и дочкой, они были младше меня. Слышу, жене говорит: «Еду накладывать будешь - первую тарелку пацану».
- Получается, вы оказались в русской семье. И что было дальше?
- На следующий день утром поехали в поле. Дядя Гена завел трактор, вручил мне вилы, марлевую повязку и поставил на накопитель соломы. Три года я у него жил. Помню, на танцы с братом идем, он деньги дает ему и мне. Потом меня в автошколу устроил. Исполнилось мне восемнадцать, я говорю: «Дядя Гена, домой ехать надо, в армию идти». Он зовет жену: «Маня, достань шкатулку». Тетя Маня приносит сверток, в нем толстая пачка денег – сорок пять тысяч. Он поворачивается ко мне: «Снимай рубашку». И начинает привязывать к моей спине пачки денег. Оказывается, за три года, он мою зарплату сам получал и складывал всю до копейки в шкатулку. Дядя Гена стал моим русским отцом.
- В общем, приехали вы домой с деньгами.
- Мать замерла от счастья и ужаса. Счастье, что я наконец нашелся. Ужас – откуда у меня столько денег. Говорит: «Сынок, верни где взял. Нехорошо чужое брать». Еле доказал, что сам заработал. Ну а дальше была армия.
- В армии служили в Костроме. Я правильно понимаю, что здесь и остались?
- Да, а после службы в армии работал водителем – таксистом, дальнобойщиком, начальников возил в обкоме. В 1989 году стал первым фермером.

Сто детских костюмов
- Первый раз вы отправились в Ростовскую область в конце августа 2014-го?
- По телевизору показывали, как стреляют, убивают и детей, и женщин. Моего отца тоже убили... Копил деньги на машину. Жене сказал, что поеду в Москву, куплю костюмы, отвезу в Ростовскую область - отправлю детей в школу. 25 августа уехал на маршрутке. Продавец на рынке открывает мешок с детскими костюмами-тройками для девочек и мальчиков. Я поторговался немного и взял сто штук (стоил каждый костюм более трех тысяч рублей. - А.П.). Еще купил пуховики, пальто. Всего получилось на полмиллиона рублей. Затем вернулся в Кострому и вместе со знакомым, на его машине, отправился на юг России.
- Как вас приняли? Помощь оказалась востребованной?
- Приехали в Донецк, тот, который в Ростовской области. Видим, палаток стоит штук сто двадцать, «КамАЗы», которые везли гуманитарную помощь. Это была суббота - в местной администрации никого не оказалось. Я обратился в церковь, там познакомился с отцом Глебом, а позднее и с отцом Владимиром. Пока мы ездили в храм, чиновники известили мэра (он отдыхал в Турции). Тот распорядился принять нас как следует. Все разгрузили в церкви. Люди приходили за вещами, благодарили, плакали. Я и сам, признаюсь, не выдержал.
- Вторая ваша поездка состоялась уже в октябре. На этот раз вы везли теплые вещи, купленные и собранные неравнодушными костромичами.
- Отправился на юг в начале октября. Собрали вещей более чем на три миллиона рублей - спасибо нашим костромским предпринимателям. Принимали нас опять тепло и радушно.
- Новый год снова встречали в Донецке?
- Почти. В третий раз мы туда приехали 28 декабря. Правда, дорога получилась с приключениями. Сначала машина сломалась, пришлось ремонтировать. А затем под Каменском попали в гигантскую пробку, образовавшуюся из-за страшной метели. Простояли в ней пятнадцать часов. Уже по традиции тюки с вещами выгрузили в храме во имя Державной иконы Божией Матери. Пуховики, пальто, теплые свитера, брюки, спортивные костюмы и многое другое оказались очень нужны людям. Всего мы привезли вещей на 3,5 миллиона рублей. И снова благодарность и слезы на глазах людей.

Алексей ПЕТРОВ 

Партнеры