Венедикт Николаевич Смирнов и его богатство

Таких, как он, увы, мало. И дело не только в возрасте - в свои 90 Венедикт Николаевич сам управляется по дому. И не только в том, что он ветеран Великой Отечественной. Просто, наверное, это еще счастливый дар - всегда по-доброму оглядываться на прошлое и воспринимать настоящее. От Венедикта Николаевича Смирнова из деревни Сивково, с которым «СП» познакомилась во время «губернской экспедиции» в Сусанинский район, мы уехали с таким же, очень теплым, чувством. А еще с наливными яблоками, которые он вручил заезжим гостям на дорожку.

 

- Венедикт Николаевич, а сколько вам лет было, когда на войне оказались?
- Восемнадцать. 12 августа 1942-го, как только исполнилось, так сразу призвали. Сначала отправили в Чувашию - в пересыльный пункт. До октября там был. А как-то ночью посадили в поезд. Мы, молоденькие, необстрелянные: «На фронт! На фронт!».
- И где оказались в итоге?
- Везут день, второй - фронта все нет. Оказалось, привезли на Дальний Восток. Там и служил. Сначала в береговой охране, потом во флоте на эсминце.
- 1942-й, самый тяжелый, наверное?
- В пересыльном пункте снабжение плохое было. В какой рубашке и брюках пришел, в том и проходил три месяца. Голодали. Но не жаловались - война же. А когда на Дальнем Востоке оказались, подумали, рай. Обмундирование нам сразу морское дали, как с иголочки.
- В войне с Японией участвовали?
- В боевых действиях не пришлось. Когда война с Японией началась, нашу эскадру перебросили в Порт-Артур. Американцы наше передвижение еще тогда контролировали. Там, в Порт-Артуре, и дослуживал. А война кончилась - эскадру расформировали. В апреле 1947-го демобилизовали. Почти пять лет отслужил.
- Легендарное место — Порт-Артур.
- Да, мы и через Цусимский пролив, где в 1905-м русская эскадра погибла, проходили. Японцы ее тогда разгромили. Помню, на корабле рассказывали нам об этом.

 

- Молодой горячий, наверное, были. Просились на фронт?
- Конечно. Все рвались. И не думали, а что там будет. Но так уж получилось. Нас, молодых, бросили на замену морякам, которые на Дальнем Востоке по пять лет уже отслужили.
- Когда время прошло, жалели, что вместо фронта во флот попали? Или радовались, что благодаря этому живы остались?
- Ну как радовался? Судьба, видно, такая. Где приказано, там и служили. Самовольно ведь не могли ничего сделать. Но и так служба была очень тяжелая.
- С войны как героя встречали?
- Тогда такого отношения к нам не было. Воевавших никак не выделяли. Да мы и сами... Дети просят медаль поиграть, я отдаю. А медалей у меня много было.
- В общем, дети их заиграли.
- Медали заиграли. Вот орденов не было - в боях не участвовал.
- В 1947-м сразу в родную деревню вернулись?
- Да, я всю жизнь - кроме войны - прожил в Братилове. Она тут недалеко на горке стояла. Почти всю жизнь в колхозе и проработал - бригадиром. Посчитал, при мне восемнадцать председателей сменилось.
- А в чем обязанности бригадира заключались?
- Все полевые работы дочиста: и посев, и уборка... Две тысячи гектаров у нас на бригаду было. Забыл, в каком году стали деньги применять. А то все за трудодни работали. Зерно собрали - в первую очередь надо сдать государству, на семена засыпать. Если останется - колхозникам распределяли. А урожайность в нашей местности не ахти какая. Где-то пятнадцать центнеров с гектара - это считается средняя. А то и десять бывало.

 


- Лен сеяли?
- Только мы в своей бригаде по сто гектаров сеяли. А его еще надо вручную колотить, потом разостлать, чтобы он улежался, высушить, связать - столько хлопот, так это ужас. Картошки еще до ста гектаров сеяли. Но и народу в деревнях жило много тогда. Это сейчас все в городе.
- А у вас детей много?
- Этим я богат (улыбается). С женой прожил пятьдесят лет - два месяца до золотой свадьбы не хватило. Нина Александровна пятнадцать лет как умерла. Детей у нас было трое. Одна дочь погибла.  Внуков у меня шесть (двое в Москве живут) и правнуков тринадцать.
- С женой как познакомились?
- Были раньше гулянки. Там и встретились. Пошел провожать в ее деревню. Так и стали встречаться (улыбается). Полтора года встречались. Поженились в 1949 году. Пошли дети... Она работала продавцом. У нас в Братилове дом-лавка была. Тридцать лет она торговала на дому. Еще хозяйство свое имели: корову всегда держали (даже когда мне 75 было), поросят, овец. Хозяйством жили тогда.
- Я смотрю, вы в свои годы один по дому управляетесь. А дети и внуки часто навещают?
- Сын Анатолий здесь, в Сивкове, живет - в лесничестве работает, а дочь Римма - в Костроме. Навещают, конечно. Внучка каждую неделю из Костромы приезжает - помогает. А так я сам дом в порядке содержу. Каждый год на мой день рождения дети и внуки обязательно сюда съезжаются. В этом году было тридцать человек. На шести машинах приехали.
- Тридцать человек? Молодцы какие!
- Молодцы. Все до одного внуки собираются... Зовут к себе и сын, и дочка, мол, переезжай. Но я, пока уж могу, сам буду. Жена всегда готовила, я и не знал, что это такое. Теперь вот и готовлю. Правда, плоховато, что теперь в деревне нет магазина, - молодежь уехала. А мы уж доживаем тут.

Елена ШИКАЛОВА
Фото автора
и из архива семьи

Партнеры