Владимир Андрианов: «Караваево» - история, другой которой в мире нет

1944 год стал не только временем образования Костромской области. Семьдесят лет назад селекционеры из Караваева и Самети сумели вывести легендарную породу крупного рогатого скота, получившую название костромская.
Накануне юбилейных мероприятий корреспондент «СП» встретился с генеральным директором племзавода «Караваево» Владимиром Андриановым.

 

- Владимир Борисович, как и в силу каких причин вы стали работать в Костромском районе?
- Мой отец родом из деревни Большой Борок, что около села Яковлевское. Отец в свое время попал в Армению, где встретил мою будущую мать. Так что я дитя Советского Союза.
Когда же в начале девяностых годов произошел развал нашего большого государства, отец вернулся на родину - в Костромской район. Мне, служившему на тот момент в спецподразделениях, тоже пришлось уволиться и поехать трудиться на нашу костромскую землю.
- Служба наложила отпечаток на дальнейшую жизнь?
- Лет 35 назад я давал присягу честно служить и трудиться, выполнять все поручения родины, я этим принципам до сих пор верен.
- Где начинали на новом старом месте?
- Длительное время работал в строительной сфере, пройдя путь от небольшого руководителя до начальника крупного предприятия. Мы, выступая подрядчиками у СУ-7, много строили в Заволжском районе Костромы, в Костромском районе.

 


- У вас за плечами опыт работы в местном самоуправлении. Откуда это возникло?
- Жил я в Костромском районе, в Бакшеевском сельском поселении, и в 2005 году решил выдвинуть свою кандидатуру в районное собрание депутатов. 85 процентов избирателей округа меня тогда поддержали. Передал бразды управления бизнесом другому руководителю и до 2010 года работал в Костромском районе - заместителем председателя районного собрания депутатов.
- Как оцениваете результаты работы районной власти в то время?
- В тот период много чего было сделано для района. Хотя ситуация часто была непростой: ежегодно примерно по три сельскохозяйственных предприятия района уходили с молотка. В районе тогда возникали точки социальной напряженности: и по учхозу «Костромское», и по колхозу имени 50-летия СССР, по ряду других хозяйств. Приходилось оперативно подключаться, одновременно изучая экономику сельскохозяйственного производства, опыт конкретных хозяйств.
Тогда же через своих знакомых и бывших партнеров я смог организовать привлечение средств для фактического спасения колхоза имени 50-летия СССР. Результат все знают. ООО «Сущево» снова в области среди лидеров по всем производственным показателям. Сейчас это предприятие возглавляет мой сын, набравший команду молодых специалистов.
- Вы хотите сказать, что молодежь поехала работать на село?
- Не хочу хвалить сына, но они разработали схему, как заинтересовать молодежь: через кредитные, ипотечные механизмы начали стимулировать работников, давать стимулы трудиться.
- Помнится в 2010 году вы баллотировались на пост главы Костромского района...
- Было и такое в биографии. Хотел свой опыт и знания по максимуму отдавать родной земле. Но не сложилось: меня по суду сняли с регистрации.
- Больше желания работать в муниципальной власти Костромского района не возникало?
- Почему? Время от времени поступают такие предложения. Думаю над ними.
- Откуда в вашей жизни возник племзавод «Караваево»?
- В 2011 году государство выставило акции предприятия на продажу. Я взял кредит в банке и их выкупил.
7 ноября 2011 года я, как единственный акционер, назначил себя руководителем «Караваева». А уже 9 ноября меня навестили налоговая инспекция и судебные приставы по поводу наложения ареста на все имущество племзавода. Ведь я тогда купил не только само предприятие, но и все его долги, в том числе по налогам.
- Как справлялись в то время?
- К тому времени я уже неплохо представлял экономику сельскохозяйственного предприятия, какие-то шишки набил по «Сущеву», не покупался на те идеи, которые не будут работать. В итоге долги мы закрыли, аресты сняли, «Караваево» стало работать и развиваться.
- Что означает термин «развитие» для «Караваева», для костромской породы КРС?
- Кроме модернизации оборудования, помещений, техники, мы разработали новую селекционную программу. По этому направлению бок о бок работаем с учеными, с крупными научными центрами, которые занимаются селекцией по всему миру. Ученое сообщество подтверждает: наши животные имеют высокий потенциал, у породы есть будущее.
- В чем главная сложность в работе?
- Поголовье костромской породы требует существенного увеличения. Без «шлейфа» в виде молодняка коров костромской породы - около десяти тысяч голов. Поэтому сегодня мы начали выкупать в хозяйствах самые дорогие генофонды. Ищем лучших представителей породы по всей стране. По любой цене. Для развития породы сейчас разрабатываем две новые площадки в Нерехтском районе.
- Костромская порода - это некий стабильный набор качеств животных, или со временем она развивается?
- Сейчас это уже совсем другие животные, чем те, которые были выведены в 1944 году. Семь десятков лет целенаправленной селекционной работы дали свой результат.
- В бизнесе всегда есть планы. Какие они у вас?
- Мы создаем региональный консультационный центр. Командой приезжаем на предприятия: юрист, зоотехник, экономист, ветврач, анализируем его экономику, эффективность всех звеньев, финансовые потоки и даем конкретные рекомендации, что и как делать, чем заниматься, чтобы агробизнес был выгодным. Тот опыт, который мы ценой проб и ошибок прошли у себя, я хочу передавать всем.
- Можно ли в условиях Костромской области с выгодой заниматься сельским хозяйством?
- Конечно можно. Нужно просто четко представлять свою экономику, свои риски, быть эффективным. И, конечно, нужно много работать. Я очень уважаю каждого, кто занимается сельским хозяйством. Независимо, сколько коров он держит и сколько земли обрабатывает. К примеру, животноводство - это занятость 365 дней в году и 24 часа в сутки.
- А господдержка сельскому хозяйству нужна?
- Не помешает. Но выглядеть она должна не как средства на выживание, а как дополнительные бонусы, как премия за то, что ты хорошо и эффективно работаешь.
- Сколько молока получает ваше хозяйство и куда оно направляется?
- В среднем мы получаем тридцать тонн молока в день. Его покупает компания «Данон» для производства детского питания. Эта компания отбирает молоко по восемнадцати жестким критериям. И мы им соответствуем. В области мы одни такие. Да и цены, по которой мы сбываем молоко, нам никто из местных переработчиков не предложит.
Даже если бы мы гипотетически переключились на местный рынок, то куда бы пошли те производители, которые в сутки получают тонну, пятьсот литров молока? Так мы и сами не заработаем, и загубим более мелких производителей.
- Земли «Караваеву» хватает?
- У нас в основном федеральные земли. Кое-что из земель находится на оформлении, по некоторым землям идут судебные процедуры, часть земли уже в собственности. Здесь нам созвучна позиция губернатора Костромской области Сергея Константиновича Ситникова, много и целенаправленно занимающегося вопросами земель сельхозназначения.
- Вам, человеку самодостаточному, умеющему работать и зарабатывать, зачем все эти хлопоты?
- История ордена Ленина, ордена Трудового Красного Знамени племзавода «Караваево», которая дала сорок Героев Социалистического Труда, шесть из которых дважды, история, другой которой в мире нет, мне никогда не была безразлична. Как человек, связавший свою жизнь с Костромским районом, я не мог допустить, чтобы этого хозяйства не стало, чтобы оно куда-то ушло. Потому 28 ноября, когда мы будем отмечать 70-летие создания костромской породы, для меня будет важным днем, осознанием собственной сопричастности к большому и важному делу нескольких поколений.
В этот день мы проведем для гостей экскурсию по племзаводу и организуем на базе сельхозакадемии научно-практическую конференцию: дадим слово практикам и ученым.

Беседовал
Дмитрий Вятский
Фото Сергей Калинина

Партнеры