Галина Шалыгина: Врубай первую – и полный газ!

Глядя на нее, невозможно поверить, что эта сухонькая, по-доброму, по-деревенски суетливая бабушка в войну работала в колхозе трактористом, трудилась за троих на лесоповале, руками перекапывала целые поля. Сегодня ее дом утопает в цветах, а внутри – весь в полотенцах, накидках и наволочках, вышитых собственными руками. По признанию односельчан, Галина Шалыгина – одна-единственная такая рукодельница на всю округу.


Мама шьет, а я поглядываю
- Галина Ивановна, дом у вас на загляденье. Свежая краска, цветов много, все очень ухоженно, чистота и внутри, и снаружи идеальная. Сами справляетесь или помогает кто?
- Все сама. Кошу траву, грядки пропалываю. Настираю еще, наглажу. Правда, в последнее время уставать стала: 84 года - не шутка. Ноги болят, коленка два раза бита. Но ничего, полежу, отдохну – и опять за работу.
- Смотрю, у вас повсюду вышитые полотенца, накидки, наволочки. Говорят, вы одна такая мастерица на всю округу. Откуда страсть к рукоделию?
- Помню, мама шьет, а я поглядываю. Мне годов десять было – думаю, дай-ка тоже попробую. Нарисовала кружочек, цветочек, начала шить, гляжу: красиво получилось. У нас в деревне девок двадцать было - ни одна не вышивала. А меня тянуло. Я и танцевать любила. В поселок Трифоныч бегали в клуб. После танцев - домой, спать хочу, но хоть листочек, да надо вышить. Как бы я ни устала.

 


- Крестом предпочитаете или гладью?
- Раньше крестом вышивала, потом стала гладью. Глаза устают крестом, надо приглядываться. А гладью хлещу и хлещу. Мои вышивки по всей России разъехались. В Костроме есть, Киеве, Москве. Свахе из Архангельска подарила наволочку и полотенце.  Но продавать не продаю, лучше так отдам.

Пятки голые сверкают
- Родились здесь же, в Сельце?
- Да. Папа и мама были колхозниками - Иван Николаевич и Ольга Ивановна. Я сначала тоже работала в колхозе. Подростком была, все поля лопатами копали. С утра до вечера. До самого лесу. Мама завяжет в тряпочку покушать, тебе отмерят полосу - вот и копай.
- Поле лопатой перекопать? Да...
- А как же? Еще ездили на все лето в Спас-Вежи, на заготовку сена в совхоз «Заволжский». На берегу реки жили в палатках. А зимой дорогу  Кострома-Галич строили. По деревням на квартирах стояли. Потом зимой на лесозаготовках в Игодове были. За сто верст угонят, а есть-то чего? Вот за четыре километра за хлебушком ходили. А там дадут одну буханку, пока возвращаемся, полбуханочки и съедим. Тяжело было. Очень тяжело.
- Тяжело. Но минуточка свободная наверняка выдавалась. Вот вы говорите, танцевать любили - неужели время для этого не находили?  
- Конечно, находили. Два раза в деревню Стырово ходили кадриль плясать. Что за кадриль там плясали! Все в худых штанах и худых сапогах. Только пятки голые сверкают. Поглядеть и то весело. Сколько в нас энергии тогда было. Целый день попили-ка елки огромные, а затем надо все сучки обрубить, потом по три скатать. Хоть маленько выровнять торцы – все вместе налегаем: ооо-уу, ооо-уу. Это ужас был. И ведь все болтаюсь на свете до такой поры - крепкий организм-то.

Батюшки, ужас какой
- А за рычаги трактора когда сели? И почему именно вы? Работа не только по тем временам, но по нынешним неженская.
- Так некому было: мужиков мало. В 1953-м мне было двадцать три года. Пошла учиться на механизатора. Закончила курсы и стала трактористом. Новый трактор мне дали, высокий такой. Грамотами и благодарностями награждали часто, да ушла как-то в огород за сливами - детки все выбросили.
- С трудом могу себе представить, как женщина ремонтирует трактор.
- Все развинтишь, мотор в МТС увезешь. Поршни вытаскивали, ой, батюшки, какой ужас! Гильзы из блока выбивали, поддон отворачивали. Вылезешь из-под него с помощником - и не узнаешь дружка дружку. Обтиркой с лица грязь сотрешь, посмеешься и опять лезешь.

 


- Наверное, когда замуж вышли, муж помогал.
- Это вопрос, кто кому помогал. Я замуж в 1956 году вышла. Он наш, селецкий, тоже механизатор. Когда ушла из трактористов, он, бывало, приезжает: «Галина, пойдем - поможешь ремонтировать».
- В суровой трактористской жизни случались дни, запомнившиеся надолго?
- Однажды мне начальство говорит: поезжай на выставку в Кострому. Я приехала к парому. Все загрузились, а меня не пускают, спрашивают, где тес. А какой тес? Оказывается, его под гусеницы укладывали, чтобы настил не повредить. Без него не пускают. Я повернула обратно в совхоз. Прицепила там четыре доски – и опять на переправу.
- И назад с приключениями?
- Весной надо было трактор обратно с выставки переправлять. К Волге подъехали, а там два милиционера не пускают: куда лезешь. Я им: «Мне пахать надо». А они: «Какой пахать? Потопнешь». Я им: «Мне в совхоз надо». Один махнул рукой: «Черт с тобой - врубай первую – и полный газ!». Я еду по льду, рука на рычаге, нога на капоте. Доезжаю до берега, там тоже два милиционера. И народ стоит смотрит – утонет трактор или нет. Не утонула. Не знаю, дышала не дышала, но доехала.

Преставление света
- Когда началась война, вам исполнилось десять лет. Помните тот день?
- Да, мы, детки, у магазина играли. Мужики в Демнине были на покосе. Мы стоим, а к деревне лошади несутся, вожжи рвут, мужики стоят на ногах в телегах – и во все горло: «Во-о-й-на...». Мы так и сели.
- А День Победы?
- Его мне и вовсе не забыть. Утром дядечка как закричит: «Бабы, война кончилась!». Ой, преставление света началось. У бабки Натальи муж погиб и три сына. Так она, понимаешь, катком катается, встанет на коленки, хватает землю и кричит во все поле. И так пол-деревни ревело. Ребят было много погибших. Поревели-поревели и с тем домой пошли.
- У вас кто-то воевал?
- Папа всю войну прошел. Под Ленинградом был в Тихвине. Ригу, Каунас, почти всю Прибалтику прошел, а в конце войны отправили на Дальний Восток. В обозе служил, может, потому и жив остался. Рассказывал: «Бомбят, люди, лошади валяются, а я стою». Кончилась война в мае, а папа домой пришел в октябре. Помню, ждали его - каждый шорох, каждый звук ловили. Однажды утром вышла на улицу, смотрю, он и идет. Ноги и руки целы. Шинель через плечо и котелочек. А мне и не шагнуть...

Алехандро и Миля
- Одну из ваших дочерей зовут Миля. Это сокращение от какого имени? И почему вдруг решили так назвать?
- А хорошо, мягко. Раньше у нас рядом прокурор приезжал отдыхать, у него дочери были: Ира и Миля. Мы с ними бегали. Мне и понравилось. А полное имя Мелитина. Девчонки у меня работящие, и полоть, и таскать, все делают. Два внука, Алехандро и Дима, и внучка. Два правнука.   
- Ого, еще и Алехандро?
- Дочь вышла замуж за парня из Киева, уехали в Испанию, там и родила. Вот и назвали по-испански. А внучка работает следователем, ей недавно двадцать пять исполнилось. Такая волевая девка!

 

Досье

Галина Шалыгина
Родилась в 1930 году в деревне Сельцо Костромского района.
Воспитала двух дочерей. Есть три внука и два правнука.
Ветеран труда.
Профессия – тракторист. Призвание – рукоделие.

Алексей ПЕТРОВ
Фото автора

Партнеры