Спасти детей

и самой остаться в живых удалось бывшей жительнице Славянска Любови Остапенко, нашедшей приют под Судиславлем

 

Славянск. Этот город на Донбассе, пожалуй, наиболее часто упоминается в СМИ в связи с кровавыми событиями на Украине. Ежедневные сводки с полей настоящих боев, реальные жертвы жестокого противостояния, потоки беженцев...
Все это происходит рядом с нами, с родным нам народом, насильно ввязанным в кровавую кашу гражданской войны, и, вместе с тем, все-таки не у нас и не с нами. Но так - не у нас и не с нами - кажется только на самый первый взгляд, до той поры, пока лично не соприкоснешься с первыми вестниками и участниками тех страшных событий.
Люба Остапенко, совсем еще молодая женщина, уроженка Судиславля, сумела вырвать из кровавой смуты и вывезти из Славянска двух своих детей - Никиту и Марка. На прошлой неделе Любовь Остапенко рассказала свою историю корреспонденту «СП».

 

Любовь Украина
На Украину Люба попала в пятнадцать лет. Мама с папой жили в разводе, и она в пятнадцать лет поехала в Славянск погостить у отца. Да там и осталась. У Любы открылся редкий талант: она рисовала портреты и пейзажи, замечательно разрисовывала вазы и другую керамику. Тем и жила, в двадцать лет выйдя замуж и родив первенца Никиту, которому сейчас исполнилось шестнадцать.
Потом были второй брак и второй сын, Марк, съемная квартира и работа на изоляторном заводе. О своей жизни и о том, почему вспыхнул народным восстанием против киевских властей Юго-восток Украины, у Любы собственное мнение, созвучное с позицией многих ее земляков.
«На заводе мы делали изоляторы для энергетики. Много закупала Россия. Но коррупция, которую никто не скрывал, съедала все достижения завода, - рассказывает Люба. - Директор предприятия почти по себестоимости продавал продукцию фирме своей жены, которая и отпускала ее на рынок. В итоге заводу и самим рабочим оставались крохи. Когда я пересчитала свою заводскую зарплату в российские рубли, - делится Люба, - то оказалось, что в месяц я зарабатывала пять тысяч рублей».

Все наш народ
На вопрос, кто были те люди, которые первыми захватывали административные здания города, Любовь отвечает: «Первыми были человек десять в масках, за них я сказать ничего не могу. Но потом за оружие, у кого что нашлось, взялись местные мужчины. Позднее на помощь сопротивляющемуся Славянску прибыла подмога из других городов Донбасса - все наш народ. А спецподразделения и группы диверсантов - выдумки украинской пропаганды», - уверенно заявляет Люба.
Первые стычки на блокпостах и первые артобстрелы принесли и первые потери в Любиной семье. «Снаряды перепахали местное кладбище, поэтому не знаю, где и как я буду искать могилу отца, - рассказывает Люба. - А второй «военной потерей» стал мой муж, «западенец» по взглядам, который в самом начале гражданского конфликта ушел из семьи, оставив меня с двумя детьми».

«Подарок» на Пасху
«Первые обстрелы по блокпостам на подступах к городу, - вспоминает Люба, - начались перед Пасхой. А в мае снаряды и бомбы стали рваться на улицах города. Никита в это время жил у бабушки - там было поспокойней - и еще ходил в школу. А мы с Мариком, когда начинался обстрел, запирались в ванной, там же и спали, опасаясь шальных осколков».

 


Именно тогда мама пятилетнего малыша подметила: когда вокруг начинали рваться мины и снаряды, Марку требовалось каких-то пять минут, чтобы погрузиться в глубокий сон. Организм ребенка, видимо, нашел такой способ ухода от страшной окружающей реальности.
«В мае, в один из дней, к нам пришли бойцы самообороны и сказали, что в ближайшие дни будет жарко и самым безопасным местом для нас будет подвал», - продолжает Люба. В темном сыром подвале, среди труб и мусора, с маленьким ребенком на руках Люба пересидела несколько самых страшных дней и ночей, приняв окончательное решение бежать от смерти к маме в Судиславль.

Страна оставила без паспорта
«С 2010-го по 2012 год я жила в Судиславле, ухаживала за больной мамой, - рассказывает Люба, - поэтому успела оформить двойное гражданство для себя и для маленького Марика. А вот старший сын - гражданин Украины. Ему как раз в эти дни нужно было получать паспорт, чтобы вместе с нами благополучно пересечь границу. Но власти Украины, поняв, что Донбасс вот-вот заполыхает, заблаговременно вывезли из Славянска бланки паспортов. Получить же парню паспорт в любом другом месте Украины препятствовали местные законы».
Решение, разорвавшее на две части материнское сердце, было принято: старший сын временно оставался в Славянске с отцом - первым мужем Любы, а младший поехал с мамой подальше от войны. «Из Славянска мы выбирались на частном автобусе, - рассказывает настрадавшаяся женщина. - Водитель неплохо знал безопасные маршруты, поэтому нам пришлось пройти только четыре блокпоста: первый - ополченцев, его мы проскочили быстро, а следующие три - регулярной армии. На самом первом армейском блокпосту, - вспоминает Люба, - всех мужчин, начиная лет с пятнадцати, под дулами автоматов вывели на улицу и тщательно обыскали».
Так мать и сын добрались до Харькова, где сели в поезд и, предъявив российские документы, благополучно миновали пограничный контроль. Спустя двое суток - 26 мая - Любовь и Марк уже были у бабушки - в поселке Дружба.

За Никитой
Что в конце мая - начале июня происходило в Славянске, пересказывать еще раз вряд ли стоит - это там продолжается и сейчас. Главной задачей матери, спасшей от бомб и снарядов младшее дитя, стало вывезти в Россию старшего сына, которого без украинского паспорта - лишь с одним свидетельством о рождении - не пропустила бы ни одна таможня.
В те дни Люба обратилась в администрацию области и областную Думу. Были задействованы  все возможные каналы: силовой блок администрации области, федеральные силовые структуры, Госдума, партия «Единая Россия». Любе было обеспечено постоянное информационное сопровождение. Ее «вели» от Судиславля до Харькова, где девушку ждал бывший муж со старшим сыном, и обратно. Серьезно помогла в то время депутат областной Думы Татьяна Тележкина.
В последних числах мая по своему украинскому паспорту Люба приехала в Харьков. Что дальше? Никаких формальных доводов у украинских пограничников без документов выпустить молодого человека за границу, не было.
«Мы с Никитой решили выбираться с Украины на электричках - они все еще курсировали между Харьковом и Белгородом, - рассказывает Люба. - На электропоездах и нравы попроще и пограничный контроль не такой усиленный - в основном из местных. Выезжали мы первого июня, уповая еще и на то, что в День защиты детей сына все-таки выпустят в Россию».
Так и оказалось. Проверяя документы матери и сына, уже солидного возраста украинский пограничник по-доброму спросил Любу: «Бежите? Ну дай вам Бог!». Украинская граница осталась позади, но впереди беглецов ждал пункт пограничного контроля Российской Федерации. «Там нас, - рассказывает Люба, - уже российские пограничники сняли с поезда!»
Задержка на российской границе была недолгой - один звонок в Кострому через короткое время решил проблему с отсутствием паспорта у подростка: впереди лежала долгожданная и мирная Россия.

Все у нас получится!
Что сегодня? А сегодня Любовь Остапенко вместе со своими сыновьями пока живет и приходит в себя в поселке Дружба под Судиславлем у мамы, на ее скромную пенсию.
«Выбирались мы из Славянска с минимумом вещей, - скромно сообщает Люба. - На мальчишках только то, в чем они приехали, да по смене белья. Марика нужно устраивать в детский сад. Никиту хотелось бы отдать в хорошую школу в Костроме - на Украине он замечательно учился в языковой школе, но так и не успел получить аттестат - помешала война. Сейчас связываемся с учителями, которые остались в Славянске, может быть, пришлют нужный документ. Подали документы на получение старшим сыном российского гражданства - это полгода ожидания, а ему осенью нужно идти учиться. Самой с работой надо определяться, долги соседям раздать. В общем - вокруг сплошной ворох пока еще не решенных проблем. Но все у нас получится - мы в России, где не стреляют и где не нужно сутками пережидать бомбежку армии своей же страны в темном и сыром подвале».
P.S. Любовь, Никита и Марк Остапенко с благодарностью примут детские вещи, предметы обихода и любую другую материальную помощь для первоначального обустройства на новом месте.
Посылки для семьи Остапенко можно оставить в редакции «Северной правды» по адресу: 156000, г. Кострома, ул. Свердлова, д. 2. Тел. (4942) 47-00-21. Телефон Любы для желающих помочь есть в редакции.

Андрей НЕЖДАНОВ
Фото автора

Татьяна Тележкина, глава Судиславского муниципального района:
- Наипервейшей задачей для меня на ближайшие дни станет решение вопроса по месту в детском саду для пятилетнего Марка. Еще одна задача: попытаться в максимально быстрые сроки решить проблему получения российского гражданства для Никиты, поскольку парень должен продолжить обучение в школе. Этим сейчас мы занимаемся, выходя на подразделения Федеральной миграционной службы.

Когда верстался номер
Губернатор Сергей Ситников подписал распоряжение, в соответствии с которым за работу с беженцами с юго-востока Украины, своевременное и оперативное решение всех вопросов нести персональную ответственность будут руководители исполнительных органов государственной власти региона.
Согласно распоряжению, предусмотрена организация размещения и трудоустройства беженцев, своевременного оформления документов, медицинского обеспечения, психологической помощи, обеспечения транспортом и связью. Координировать работу поручено департаменту по труду и занятости населения.

Партнеры