Он стал живой историей госуниверситета

P9 3

 

и всей Костромы

 

  «Он был удивительным человеком, профессионалом с большой буквы», - вспоминают его коллеги, ученики, друзья. И действительно: Израиль Петрович Шульман для Костромы - гордость и во многом символ своего времени. Ведь в педагогическом институте имени Н.А. Некрасова он проработал почти полвека. И воспитал целую плеяду учителей, историков, руководителей...


  Кандидат исторических наук, профессор, он вел и большую общественную работу, по-настоящему жил жизнью своего города, своей страны. 4 апреля исполняется 100 лет со дня рождения Израиля Петровича. К этой дате в Костромском госуниверситете пройдет комплекс мероприятий, в том числе научная конференция, презентация стендов в кабинете легендарного педагога. Также выпущена книга воспоминаний. А мы сегодня вспоминаем тот непростой путь, который Израиль Петрович прошел самоотверженно и достойно.

 

Из белорусской глубинки - в Ленинград


  Израиль Петрович оставил замечательные воспоминания. Во многом это история «в лицах»: очерки о людях, с которыми свела судьба на жизненном пути. А еще его записи - источник уникальных сведений о судьбоносных событиях в истории нашей Родины.


  Израиль Петрович Шульман родился и вырос в семье сапожника. С юных лет отличался увлеченностью и т ягой к знаниям. А выбор профессии историка определил случай. Точнее, пример. Учительница, преподававшая этот предмет в средней школе, привила интерес к исторической науке и просто окрылила ребят белорусской глубинки. Окончив школу, Израиль Шульман поступил в Ленинградский пединститут имени А.И. Герцена. Успевал многое. Помимо прочего, всегда был тонким ценителем искусства. Любил оперу, разбирался в художественном творчестве.


  Истфак он успешно окончил в 1940 году, поступив потом в аспирантуру при кафедре новой истории. Предвоенный год был посвящен постижению наук и подготовке кандидатских экзаменов, последний из которых и был успешно сдан 21 июня 1941-го, за несколько часов до начала войны.

 

Политрук ведет бой


  И вот война! Последующий выбор молодого ученого – пойти добровольцем на фронт – был определен жизненной позицией, стремлением к справедливости. И этот мотив стал главным для сотен тысяч людей разных профессий, учителей, врачей, выпускников, подавших заявление в военкоматы на следующий день после окончания школы. Общий патриотический порыв, сплотивший людей в борьбе с вероломным врагом.


  Уже в июле 1941 года Израиль Шульман становится красноармейцем-связистом первой дивизии народного ополчения, приняв первые, самые тяжелые бои на Ораниенбаумском плацдарме под Ленинградом. В последующие месяцы войны этот плацдарм сыграет важнейшую роль в спасении Ленинграда. Довелось Израилю Петровичу пережить и самое тяжелое время блокады в октябре-декабре 1941 года, когда ленинградцы получали сто двадцать пять граммов хлеба. «А мы получали пять сухарей», - пишет Израиль Петрович.


  Вскоре их воинской части пришлось совершить марш-бросок в двадцать восемь километров по льду Ладожского озера. Но никто не роптал - все понимали целесообразность этого движения для последующей борьбы с врагом. Как пишет наш герой, «к этому времени я уже стал политруком», а звание присвоили как «окончившему институт, аспирантуру» и вступившему в ВКП(б). За участие в прорыве блокады Ленинграда весной 1943 года Израиль Петрович был награжден первой боевой наградой – орденом Красной Звезды.


  Последующие месяцы и дни войны, конечно, тоже были наполнены постоянным риском быть убитым, когда порой только случай позволял остаться в живых. «Мы сидели в землянке, впереди – прикомандированные к нашей дивизии два артиллериста. И вот мина разорвалась у самого входа… Двум артиллеристам оторвало ноги, а меня с огромной силой подбросило взрывной волной о скат, я получил сильную контузию и потерял дар речи», - читаем в воспоминаниях Израиля Петровича.

 

В Кострому, которая тоже стала родиной


  Великая Отечественная война для Израиля Петровича закончилась под Прагой, где бои с фашистами продолжались до 16 мая 1945 года. Но еще восемь лет Шульману пришлось охранять рубежи родины не только на западе, но и на востоке – на островах Курильской гряды. И только осенью 1953 года он демобилизовался из армии и восстановился в аспирантуре Ленинградского пединститута. После досрочной защиты диссертации получил распределение в Костромской педагогический институт. Уже в 1955 году. И уже с семьей.


  Здесь, в российской глубинке, раскрылся административный, преподавательский, лекторский талант Израиля Петровича. Его неугомонность и увлеченность передавалась и студентам. Коллеги и ученики и сегодня вспоминают встречи с ним с особой признательностью и теплотой. Он к каждому из своих студентов имел индивидуальный подход, каждого знал по имени. Многие из них отмечают, что жизненный пример их педагога ясно показывал, каким надо быть человеком - каких принципов придерживаться, чем дорожить и к чему стремиться. Ответ на эти вопросы он давал, что называется, своим образом жизни, поведением. А оно всегда было поучительным. Даже его иронические шутки всегда были безобидными, не огорчали, а подсказывали путь улучшения. При нем никто не мог позволить себе лишнего - все пытались казаться лучше, умнее, бескорыстнее. А еще всегда стремиться к новым знаниям. В этой истине Израиль Петрович не сомневался. И от этих стремлений не уставал, а напротив, получал благодаря этим знаниям энергетическую подпитку.


  «Был он удивительно трудолюбив. Избрав предметом преподавания новейшую историю, постоянно следил за всеми событиями в мире. Жизненный опыт и глубокие знания позволяли делать точные прогнозы развития событий. И давать им объективную оценку», - вспоминает дочь Израиля Петровича - Маргарита Беркович, директор института управления, экономики и финансов Костромского госуниверситета, доктор экономических наук, профессор. В семье, по словам близких, всегда подписывались на десяток-другой изданий - газет, журналов, бюллетеней. Израиль Петрович не просто прочитывал их от корки до корки, но подчеркивал фломастером наиболее значимые фрагменты, делал бесчисленные вырезки.

 

Был одним из лучших


  Многие из его коллег и студентов вспоминают, что он всегда был в центре студенческой жизни. И был не просто формально - был по-настоящему. И сам являлся инициатором многих «внеклассных» мероприятий. Так, например, организовал в вузе школу лекторов-международников. Которая по своей сути явилась еще и школой мастерства публичного выступления, и школой закалки характера, и школой умения отстоять свою точку зрения. После долгих тренировок был период «обкатки» на рабочих аудиториях, ведь лекции о международном положении в те годы были очень популярны. К слову, Израиль Петрович, возглавлявший в Костроме общество «Знание», сам был одним из лучших лекторов-международников. Он вообще во многом был лучшим. Студенты даже нередко спорили - кому выпадет удача писать курсовую или диплом у Израиля Петровича, потому как с таким руководителем надежда на успех была стопроцентной. А само общение с ним удивительно приятным.


  «Более сорока пяти лет проработал Израиль Петрович на разных постах, внося заметный вклад в становление и развитие вуза от педагогического института до государственного классического университета, – писал в своих воспоминаниях многолетний коллега Шульмана, профессор Владимир Леонидович Миловидов. - Более десяти лет он возглавлял кафедру всеобщей истории, был прекрасным преподавателем, которого любили студенты. Обладал богатой научной эрудицией, исключительной памятью. И действительно стал живой историей вуза».


  Как это верно сказано! Ведь история и должна быть именно живой. К слову, это подтверждает и тема конференции - «Историк и его эпоха: конструирование идентичностей и многогранность личности». Именно личность воспитывает личности. В этом заключается секрет мастерства и сила таланта. Такого, как у Израиля Шульмана.

 

Партнеры