Сергей Прунов:

7

 

Техническое творчество - это на всю жизнь

 

Судомодельная лаборатория в областном центре технического творчества - место, где рождаются настоящие шедевры. Маленькие копии огромных кораблей именно отсюда уходят в большое плавание. И вот уже более тридцати лет лабораторией руководит Сергей Прунов. Наша беседа прошла под шум станков: дети сюда приходят и в каникулы - чтобы создавать невероятно точные и красивые модели.

 

Первоклашки за чертежами


- Кострома недавно приняла межрегиональный чемпионат по судомодельному спорту «Лето-2017». Этот вид спорта у нас популярен?
- Наша судомодельная лаборатория - одна из старейших в России, существует более пятидесяти лет. И по сей день мы занимаемся изготовлением моделей гражданских и военных кораблей, подводных лодок, скоростных радиоуправляемых моделей. Сейчас у меня занимаются более девяноста человек: с первого класса и до пенсионного возраста (смеется).


- Я думал, что это удел подростков...
- Взрослые, конечно, тоже приходят. Ведь техническое творчество - это на всю жизнь. А куда им, взрослым людям, отправиться еще? Дома станков нет, на коленке детали не изготовишь.


- А что сюда привлекает именно детей?

- Интерес к работе, интерес к флоту, к его истории. Да и доля патриотического воспитания есть. У меня многие ребята поступают после школы в военные училища. И всех я стараюсь направить в армию, особенно на флот.


- Девяносто человек, скажу честно, это много для технического кружка.
- В последнее время родители стали понимать, что техническое творчество многое дает, особенно мальчишкам. И дети поступают в технические вузы, имеют преимущество. Портфолио, собранное за время учебы, им помогает. А кроме того, сейчас же нет в том объеме уроков труда в школе, как раньше. Не везде даже черчение есть. А у меня некоторые первоклашки еще и читать толком не умеют, а уже изучают чертежи.


- Как можно оценить талант будущего судомоделиста?
- На что ребенок способен, можно понять за короткое время. Кто-то не усидчив, не может включиться в работу. А кто-то сразу проявляет себя. Из таких и вырастают чемпионы. Но так происходит в любом виде спорта.


Модель из коры


- Когда вы сами увлеклись судомодельным спортом?
- С детства занимался моделированием кораблей да и вообще любой техники. Был самоучкой, лет с десяти сам пытался что-то строить. А после, когда переехал в Кострому, занимался в школе
ДОСААФ. Ездил и в дождь, и в снег, и в слякоть из Семенкова на проспект Мира.


- Помните первую модель, которую сами сделали?
- - Первая была из коры сосны. Раньше ведь я жил на Урале, и коры этой было много. Делали мы из нее кораблики, запускали в ручьях. Отсюда все и началось. Любовь к судомодельному спорту привил мне муж моей сестры. Он был рыбаком, ходил на сейнерах. В любую непогоду они выходили в плавание. Вот он мне многое объяснил, показал. Литературы ведь тогда не существовало никакой.


- Сейчас вы только наставник? Не тянет выступить в соревнованиях?
- В детстве я участвовал в соревнованиях. Но делал другие модели - парусные. Сейчас мы ими не занимаемся, это очень сложно. Когда мои воспитанники становятся старше, начинают их делать. Знаете, дети вырастают, заводят семьи, у них появляется некая ностальгия. И вот покупают специальные наборы, собирают. Приходят и ко мне, консультируются. Когда быт заедает, это очень помогает.


- Получается, всю свою жизнь вы связали с кораблями, флотом...
- Да, я ведь пять лет на флоте ходил. Окончил Рыбинское речное училище - электромеханик. А в 1981-м сошел на берег, работал на заводе. И когда трудился там электриком, партком и профком попросили меня начать работать с детьми. И с тех пор тридцать лет и занимаюсь. Любовь к флоту обычно остается на всю жизнь. Но работа моряка - дело сложное. На суше ты же можешь домой в любое время прийти. А если ты моряк, уходишь в плавание на месяц, два, три. Подводники вообще в автономке по полгода бывают.

 

Ювелирная работа


- Сейчас на чемпионатах по судомоделированию много сильных соперников?
- В основном это команды из богатых регионов. К сожалению, таких технических кружков, как у нас, все меньше и меньше. Сейчас сложно пополнять материальную базу. Все инструменты, которые у нас есть, приобретались еще в 80-90-е. Мы тогда могли позволить себе покупать практически все необходимое оборудование. И раньше почти в каждой школе были авиамодельный, судомодельный кружки, слесарные, токарные занятия, помимо уроков труда. Поэтому и на чемпионате России у нас было почти восемьдесят команд в двух группах. А теперь - пятнадцать в одной.


- Это можно объяснить большими затратами. Как материальными, так и трудовыми.
- Да, наш вид спорта затратный. Но сейчас же многие кинулись в робототехнику. А это еще более дорогой вид. На те деньги, что уйдут на одного робота, теоретически можно 3D-принтер купить. И наши дети могли бы с ним работать много лет, учиться тому же программированию.


- А какова цена одной модели корабля или катера?
- Одна модель может стоить и 100 тысяч рублей. Это ручная работа, эксклюзив, если хотите. Яйцо Фаберже, с точки зрения материалов, тоже не очень дорогое. А вот труд, который в него вложен, практически бесценен. Также и у нас. Нужно шлифовать, полировать, точить... И все вручную.


- В музеи их должны разбирать...
- Иногда мы выступаем на выставках, даем экспонаты без проблем. Но профильных выставок не так много. А на соревнованиях есть стендовая оценка, где оценивается качество изготовления модели. Там буквально под лупой рассматривается каждая деталь. Есть модели, которые заказывают с судомеханического завода. Его директор, кстати, мой ученик. До сих пор вспоминает, как Сергей Александрович учил работать, чтобы все было качественно и надежно (смеется).

 

13 тысяч заклепок и 80 медалей


- Чему вы сами учитесь у детей?
- Наверное, терпению. Я удивляюсь, как они столько времени корпят над деталями. Особенно это удивительно, если учитывать, какие дети сегодня, сколько у них разных соблазнов. А ведь на одну модель уходит два-три года! Но терпение и труд все перетрут.


- Какая из моделей делалась дольше всего?
- Это был пограничный катер, 205-й проект, чемпион России неоднократный. Лет пять, наверное, им занимались. Но ведь это как делать. Если человек приходит не так часто, то можно и десять протянуть. Это я говорю о моделях, которые можно отправить на чемпионаты мира и Европы.


- В таких моделях, наверняка, каждая мелочь важна.
- Ювелирная работа. Представьте, когда нужно выточить блоки три на два миллиметра, да еще с отверстием 0,3 миллиметра. У нас Николай Румянцев, чемпион мира и Европы, сделал на своей модели тринадцать тысяч заклепок. Там тоже было отверстие 0,3 мм. И каждую нужно было просверлить и поставить. А если заклепку покупать, каждая стоит рубль.


- Судомоделирование - это творчество или спорт в большей степени?
- И творчество, и спорт - они неразделимы. Мы модели изготавливаем и сразу едем на соревнования. Сначала они проходят в нашем центре, потом отправляемся на областной уровень, отбираем участников для всероссийских соревнований. А в прошлом году отправились на чемпионат мира в Калининграде по стендовому моделированию. Евгений Артеменко в классе юношей его выиграл. Кроме того, в этом году модели Евгения, а также Алексея Смекалова и Михаила Сироткина взяли в сборную России для участия в чемпионате Европы в Болгарии. А чемпионов России - множество. Валерий Виноградов, к примеру, с четвертого по одиннадцатый класс завоевал более восьмидесяти медалей.


- Какое самое сильное поколение, по вашему мнению, было за все эти тридцать лет?
- Я думаю, что сегодняшнее - одно из самых сильных. Четыре года подряд мы занимаем первое место по России среди младших школьников. Это говорит само за себя. Опять же стали выезжать на чемпионаты мира, Европы. То есть последние лет пять-семь собираются самые сильные команды.

 

Владимир АКСЕНОВ
Фото автора

 

Партнеры