Дмитрий Дмитриев – о том, как банальная жестянка превратилась в экстерьерный эксклюзив

«Кто точнее сформулирует счастье, давайте?» – на этот раз корреспондент «СП-ДО» Дарья ШАНИНА решила завернуть партию пооригинальнее. Всё-таки с Дмитрием Дмитриевым за разговором сошлись не где-нибудь – в его творческой мастерской. Правда, журналистские надежды (что, мол, художник-музыкант-бизнесмен-философ однозначного определения счастья ну никак не даст) рухнули уже через час. Когда «партиец» протянул... подкову. Невероятно красивую – что ещё надо художнику? Мелодично звучащую – как раз для музыканта. Готовую к продаже – мечта бизнесмена. И, конечно, заставляющую задуматься – философу самое то. В общем, сформулировал  точнее некуда: когда всё в балансе – это и есть состояние счастья. Вывести из которого, как оказалось, не может даже самый «горячий» журналистский вопрос.

 

- Прямо с горячего начнём: в Вохме снова налаживают золотодобычу. Как спец по металлам, что скажете?    
- А почему бы и нет? Я думаю, даже если концентрация золота там не очень большая, его смогут извлечь – сейчас же сколько технологий всяких. В этом смысле мы, русские, отличаемся особой сообразительностью. Помните про алмазы историю? Когда весь мировой алмазный рынок запаниковал в один прекрасный день, потому что наши придумали технологию добычи драгоценных камней из совершенно неперспективных источников. Вот идёт порода, идёт, вдруг срабатывает датчик – и алмаз «выстреливает». И ведь эта технология до сих пор применяется, правда, переворота никакого не произошло – зря паниковали. А в Вохме, может, и произойдёт.
- Стать жестянщиком в краю ювелиров – в вашем сознании как такой переворот произошёл?
- А я в сторону ювелирки вообще никогда не смотрел. Наверное, потому что сам ювелирный менталитет – не моё. Знаете, когда речь заходит о ювелирах, я всё время вспоминаю, как к ним относятся на Тибете: там ювелиры – низшая каста. Вроде бы парадоксально, но, если задуматься серьёзно, станет понятно почему. Ювелирка ведь это в первую очередь деньги. Замес на деньгах.
- А разве не на красоте замес? Не зря же ювелирную продукцию называют искусством.
- И что мы знаем как искусство? Ну, яйца Фаберже. Ещё финифть. Но это единственное, что приходит на ум. Остальное – конвейер. Недавно я был на юбилее у своего давнего знакомого, он как раз от нас ушёл в ювелиры. И тут вдруг – случился откровенный разговор –  признаётся: «А я бы хотел вернуться». Хотя у него всё хорошо, достаток приличный. Но я понимаю причину: ювелирный конвейер подразумевает некоторое зомбирование. Человек  устал от этого.
- То есть ювелирка – конвейер, а жестянка – не конвейер?
- Нет, когда-то мы тоже начинали с рутины: в конце девяностых – начале двухтысячных делали кровлю. Я, по большому счёту, был менеджером: искал работу, бригада выполняла. И вот как-то раз поступил заказ на водосточную систему, а человек, который должен был этим заниматься, просто не смог. Кому-то ещё этот заказ перепоручить невозможно – очень специфическая вещь. Так что у меня не было выбора – пришлось арендовать помещение и обходиться собственными силами. Под это дело, кстати, нашлись ребята, тогда ещё они студентами были, кто из технолога, кто из политеха. И пошло-поехало: начала потихоньку формироваться мастерская, разработки по желобам и водосточным системам всё интереснее становились...   
- И в конце концов стали эксклюзивом.
- Я даже помню тот переломный момент, когда банальная жестянка начала претендовать на экстерьерный эксклюзив. Всё началось с разговора невзначай. Один человек рассказал, что в Болгарии видел водосливы интересные, ещё там что-то – из меди. В общем, подкинул идею, что с медью стоит поработать. А тут заказчик оригинальный попался, спрашивает: «Что бы этакое сделать?». Ну, я и предложил: «Давай медь!». «А что, интересно. Давай!». Так мы сделали первые медные желоба и дымник. А как в нашу жизнь вошла медь, так сразу же поменялся подход ко всему. Медь – материал дорогой, с ним надо работать внимательно.   
- Подход к потребителю тоже пришлось другой искать? Дорогой материал костромичам, наверное, не по карману.
- Как ни странно, с медью оказалось интересно работать во всех смыслах. И в финансовом тоже. Почувствовалась реальная перспектива: медь востребована. Правда, когда медяшка только начиналась, мы поставили перед собой задачу – воспитать у людей вкус. Поэтому ценник на первых порах приходилось снижать. Зато какой теперь результат: всё получилось – хороший вкус мы заказчикам привили.
- Значит, сегодня эстеты – ваши типичные клиенты?
- Смотрите: на рынке мы позиционируем себя как творческую мастерскую. Уже из названия понятно, о чём речь, правда? Речь о том, что, если нас попросили сделать воронку, мы обязательно что-нибудь этакое навернём. И это не выпендрёж – это органично для нас. Поэтому в мастерскую чаще всего обращаются те люди, которые заведомо знают, кто мы такие. Плюс цыганский интернет, как я называю, работает прекрасно. В смысле, сарафанное радио.    
- И конкуренты помех не создают?     
- Если честно, в какой-то момент у меня было ощущение, что мы в принципе одни. Потом в Красном случайно увидел дом с прекрасно сделанным экстерьером – под китайский стиль. Оказалось, оформлял его человек, которого я даже знаю, но почему-то мы раньше не состыковывались. Да мы и до сих пор мало пересекаемся, поэтому конкурентами друг друга не считаем. А вообще, конкурентов не то что в Костроме мало – их по всей России немного.  Даже из Москвы однажды приезжали к нам ребята, которые занимаются похожей темой. Так вот первое, что у них вырвалось, когда они зашли в нашу мастерскую: «Ура! Мы не одни!».
- А профессиональные художники вас тоже на ура принимают? Вот уж кому вы точно составляете конкуренцию, так это им. Творческую, я имею в виду.   
- Никакой конкуренции. Во-первых, в наших рядах есть классный художник Валера Ухарцев – он нам вообще как крёстный отец. Во-вторых, моя жена – тоже профессиональный художник. И, судя по их отношению, они нас очень поддерживают. Как, между прочим, и Союз художников. Михаил Юрьевич Салмов только увидел наши работы – сразу сказал: «Давайте выставку сделаем». Кстати, после второй выставки, которая недавно была в областной администрации, я подумал: не хочется, чтобы это всё пылилось опять в мастерской. Решил куда-нибудь определить работы – в Ярославль, например. Созвонился – там исторический музей с несколькими филиалами. Оказалось, всё реально, правда, не очень быстро: вопрос о выставке, конечно, не решается за неделю. В общем, планируем показаться соседям, а потом и загранице – такая возможность тоже есть.
-  Эту возможность вам, конечно, не государство предоставляет. Или вы не пробовали просить?   
- Мы никуда не тычемся. А потом, стоит ли оно того – ходить с протянутой рукой? Так что мы от государства ничего не требуем. Сколько таких художников: творят себе тихо...
- Если бы тихо. Ваши творения уже на центральных улицах города появляются – например, «Женщина с кошкой» на Советской.  
- Эта вещь мне очень нравится. Хотя наша роль здесь второстепенная: мы работали в тандеме с профессиональным скульптором Сашей Ерёминым, у которого совершенно иной уровень понимания. Именно он лепил скульптуру, а мы только реализовывали в материале. А вообще, это же вызов: обычно подобные вещи делаются в литье, а мы сделали при помощи выколотки. А вот подведи человека и спроси, что это, он скажет – литьё. Кстати,  перспективная штука, потому что она не такая дорогая, как литьё, зато долговечная и очень стильная. Если бы ещё внедрять это под эгидой города – совместный проект с руководством запустить... У нас бы классная костромская фишка появилась.
- Вы прямо как лесковский Левша – всё за Отчизну болеете. Вопрос в тему: блоху подковать в принципе реально?   
- Да вообще не вопрос! С точки зрения нанотехнологий, стопудово реально. А вот в то время, когда Лесков писал, это, наверное, сказка была. Хотя возьмите любого фантаста – Жюля Верна того же. Многое из того, что он предсказал, сбылось.     
- Что предсказал Лесков, тоже до сих пор сбывается: умелец может закончить, как Левша. Мягко говоря, печально. Выход из этого тупика есть?
- А выход только один – создать своё дело. И отвечать за всё самому. Например, захотел ты перевести бабушку через дорогу – значит, взял на себя ответственность. И если вас с бабушкой сбила машина, то винить, кроме себя, некого. Знаете, что мне один итальянец сказал? На определённом этапе он был для меня духовным авторитетом, и я его спросил: «Спасёт ли красота мир?». В ответ услышал: «Приезжаю я к вам в Россию – это же жуть. Какие кошмарные заборы! Вот ты жестянщик, так займись – сделай, чтобы заборы стали клёвыми. И только после этого будет развиваться духовность».
- То есть начни с себя – понятно.  
- То есть сначала стань Третьяковым – владельцем заводов-пароходов. И только после этого ты сможешь создать Третьяковскую галерею, внести мощный духовный вклад. Понимаете, для государства важно, чтобы человек сам встал на ноги, сам наладил какой-то процесс и ничего не клянчил. Когда Россия будет состоять из таких людей, мы станем самой сильной страной, самой продвинутой, самой красивой, самой желанной и так далее, и так далее.
- Оригинальная философия. Тем более для художника.  
- А я и не художник. Меня часто спрашивают: «Ты, наверное, окончил костромской худграф?». Нет, не оканчивал. Верите, рисование у меня в школе было самым нелюбимым предметом. Я вообще-то музыкант. И даже первую мастерскую подбирал с учётом того, как там разместятся барабаны, гитары... В той мастерской на Локомотивной мы даже сцену сделали. А потом получилось, что я стал бывать на мероприятиях, на которых во мне раскачали художнический потенциал. На самом деле, чтобы рисовать, человеку не надо многого. Атмосфера, листок бумаги, кисточка и гуашь – этого достаточно. Достаточно, чтобы поймать ту волну, которая называется творчеством.
- И талант не обязателен?
- Вы смотрели «Рататуй»? По-моему, по сравнению с другими западными мультфильмами он просто гениальный. Там тема творчества очень чётко показана. Помните, у шеф-повара Гюсто был девиз «Готовить может каждый»? Так вот, я уверен, что творить тоже каждый может. Наша вывеска «Творческая мастерская» для того и нужна, чтобы любой человек мог прийти сюда и, не стесняясь, выразить себя. Почему, вы думаете, Ван Гог, Малевич, Пикассо создавали шедевры? Потому что творили именно в таком состоянии – свободы. Когда ты делаешь какую-то вещь как для себя, а не просто на заказ, обязательно получается шедевр.        
- А у вас в мастерской все – как металл?
- То, что многие глуховаты – это точно. (Смеётся.) И я тоже – профессиональное. А насчёт закалки... Иногда кажется, что все мы действительно меняемся в лучшую сторону, закаляемся как-то. А потом  вдруг раз – и уже нет этого ничего. Смотришь: скатился человек куда-то, потерялся в каких-то непонятных низах.
- Да невозможно это. Вы же подковы на счастье куёте – значит, должны знать секрет счастья. И быть счастливыми.
- Есть масса специалистов, которые дают определение этому понятию. Из последних специалистов по счастью – товарищ Полиенко. Интересно так говорит на данную тему. И я с ним в принципе согласен. Он говорит, что счастье – это когда у тебя всё находится в балансе: и здоровье, и семья, и деньги, и творчество. Только тогда наступает нужное состояние. Нужное в первую очередь для тебя самого. И если соглашаться с этим, то я, наверное, счастливый. По крайней мере, у меня есть ощущение, что иногда я такое состояние ловлю.

Партнеры