На золотом тельце сидели...


Это по документам – спокойно сидели: на официальной карте золотых месторождений России «Вохомское» не засветилось до сих пор. По легендам – ещё четыреста лет назад мы взяли драгоценного быка за рога: на берегах Вохмы, говорят, уже в семнадцатом веке «отмывали» по-крупному. В девятнадцатом на «отмытое», пишут, строили монастыри. В двадцатом, намекают, один губернатор собственноручно подержал полкило... В общем, пока в двадцать первом в Костромской области налаживают промышленную добычу элемента номер семьдесят девять, «СП» вспоминает золотое прошлое родной губернии. Кораблекрушения и самоубийства, войны геологов и баталии с Якутией, священнические грехи и журналистские провокации – у нас «на дне» (на золотом, конечно), оказывается, ещё не такое бывало.

Само приплыло
Вот скажите после этого, что живём не в богохранимом краю. В Томске золото целых два года искали (ещё и потратили на разведку больше двух миллионов тогдашних рублей) – в Вохму само приплыло. Оно, конечно, не целенаправленно, просто полякам в костромских лесах не везло всегда.
В 1609-м по-крупному не свезло: корабли польских сторонников Лжедмитрия, нагруженные ворованным золотишком (тут и оклады икон были, и церковная утварь, и монеты), затонули прямо посреди Вохмы. Нет, шторм ни при чём – их аборигены во главе с крестьянином Демьяном закидали соснами. Правда, сколько потом местные ни закидывали удочку, ничего ценнее щуки выловить не смогли. Похоже, растворилось в реке панское богатство – «золотоносить» Вохма с тех пор начала активно.
Монахи близлежащих монастырей, кстати, тоже активизировались: молиться стали не в кельях – на открытом воздухе. Всё по берегам... И ведь намолили: ветлужские обители в семнадцатом столетии, говорят, процветали с Божией помощью. Ну, и с помощью «земляного масла» – «В лесах» у Мельникова-Печерского такое, помнится, водилось в середине позапрошлого века.
И тёмный старообрядец Стуколов, и игумен красноярского скита Михаил, и даже белокриницкий епископ Софроний – все мечтали им вместо ладана кадила «заправлять». Тем более что ветлужское «маслице», по слухам, куда насыщеннее сибирского. Правду о высоком содержании золота в вохомских почвах Павел Иванович Мельников-Печерский знал за шестьдесят лет до первых геологических исследований на северо-востоке Костромской области.

Письмо надежды
В отличие от самих первых исследователей – они-то правды как раз и не знали. Геологическая экспедиция, перерывшая Вохму в 1933 году, постановила: золота немного, перспектив – ещё меньше. То есть довольствуйся, Кострома, сапропелем и надейся на торф – с пожеланиями всего хорошего разочарованные геологи в начале тридцатых отбыли в счастливую Якутию.
В начале девяностых с не менее «добрыми» пожеланиями ещё одни прибыли – корреспонденты федерального научно-политического журнала «Ваш выбор». «У вас нет ни золота, ни нефти, ни алмазов», – на «круглом столе» в 1994-м костромским недрам столичные эксперты повторно поставили «неуд».
Впрочем, в роль неудачницы Костромская область вжиться не успела: в середине девяностых в «красный дом» пришло золотое письмо. В смысле, письмо о золоте. В Вохме ещё в семнадцатом веке намывали, так нечего в двадцатом сидеть сложа руки – намекнул из молдавских Дубоссар бывший костромич. И пусть имя его сегодня вряд ли кто-то вспомнит, запомнить не мешает: проникнуться аурой аурума наш регион в годы перестройки заставил именно он.
Вдохновлённый рассказами дубоссарского «писателя», губернатор Валерий Арбузов в 1995-м дал сверхважное поручение геологам – искать. Ровно через год на Козловых горах геологи отчитались: золотая жила нащупана. Драгоценный песок и самородки размером с ноготь обнаружены в «северо-восточном углу» губернии.

Моё сердце остановилось
Оказаться в этом «углу» в 1996-м мечтал каждый костромич. Но допустили только избранных – специалистов «Костромагеологии» и исследователей Центрального научно-исследовательского геологоразведочного института, учёных из МГУ и старателей с Чукотки. И, конечно, Валерия Арбузова, который, лично побывав в костромском Эльдорадо, объявил: «Запасы золота в Вохомском районе на сегодняшний день составляют 3,4 миллиграмма на кубометр породы. Для сравнения – на Камчатке и в Магадане эти показатели 0,4-0,6 миллиграмма». И спрогнозировал: через год добудем десять тонн драгметалла, сто девяносто шесть миллиардов рублей получим.
По слухам, ровно четыреста двадцать один грамм всё-таки добыли – полкило вохомского золота Арбузов проинспектировал собственноручно. А дальше – золотой песок ушёл сквозь пальцы: комитет по геологии и использованию недр России обещанный миллиард на разработку приисков так и не прислал. Специалисты вернулись в «Костромагеологию», исследователи – в Центральный геологоразведочный институт, учёные – в МГУ, старатели – на Чукотку.
Вот только в 1998-м на месте оборвавшихся работ местный охотник обнаружил лотки для промывки золота и... человеческие останки. В интервью «Лесной нови» поделился: уже не в первый раз. То ли счастья не выдерживают сердца любителей-искателей, то ли разрываются от горя. В любом случае вохомское «золотое дно», если его всё-таки удастся расшевелить, преподнесёт нам немало сюрпризов.

В промышленных масштабах
И вот недавно стало известно, что Министерство природных ресурсов и экологии объявляет аукцион на право проведения у нас геологоразведочных работ и добычи драгоценного металла. Костромская область станет первым в ЦФО регионом, где будет выдана лицензия на геологоразведку и добычу золота.
На аукцион выставят два участка в Вохомском районе. Как говорят специалисты, здесь есть достаточные запасы золота, чтобы осуществлять его промышленную добычу. Площадь участков - более 2 тысяч квадратных километров. Территории включены в перечень недр федерального значения.

Дарья ШАНИНА

Партнеры