Поели мухоморов и постреляли

 

Сегодня о фильмах совсем недавних. О том, как в Костроме снимали кино о Костроме и ели в наших лесах мухоморы, а Сергей Стрельников залезал на старообрядческую церковь за Волгой.

 

Никто не захочет смотреть
Действие комедии «Черная соль» разворачивается именно у нас. Прямо так в сценарии и прописано: Кострома. Сценарист Юлия Кошкина незадолго до съемок побывала в нашем городе.
Фильм был задуман как полудокументальный. С героями, у которых немосковский акцент, и провинциальным телевидением, в ток-шоу которого обсуждают чудеса. Обыкновенные. «Потому что у нас в Костромской области все чудеса обыкновенные», - сказал один из героев фильма. Для съемок привлекали наших актеров, например, молодого гламурного ведущего ток-шоу Влада играл молодой же Станислав Голодницкий.
Этот фильм должен был стать первым, полностью снятым в Костроме. Однако его закрыли со словами: «Никто не захочет смотреть».

В Кострому... за мухоморами
Фильм «Generation П» по роману Виктора Пелевина снимали в Москве с единственной экспедицией - в Кострому. «Нам нужны были мухоморы, - рассказывал в интервью режиссер Виктор Гинзбург. - А наш график не совпал с урожаем мухоморов в Подмосковье. Поэтому кинули клич по всей стране, и выяснилось, что если мы через неделю окажемся в Костроме, то успеем. И я должен сказать, костромские леса были полны роскошных мухоморов».
Мухоморы играли в картине сюжетообразующую роль. Главный герой должен был реально съесть мухомор в кадре. И ведь съел! Правда, сначала режиссеру пришлось показать Володе Епифанцеву пример перед всей съемочной группой.
В Костроме в 2009 году снимали и кульминационный момент фильма «Миннесота» о провинциальной жизни двух братьев - звезд местной хоккейной команды. Это десятиминутная погоня двух братьев, метафорично отражающая их отношения. Главные герои пробежались в  наших рядах, по Молочной горе и по мосту через реку Кострому.

 

Режиссер Нею не нашел
В 2010 году в Нее запросто мог быть снят драматический фильм «Овсянки», получивший несколько призов 67-го Венецианского кинофестиваля. По сценарию главный герой (уроженец Неи) везет свою умершую жену в те места, где они когда-то проводили медовый месяц. Хочет похоронить ее по обрядам затерявшегося в костромской глуши древнего народа мери, который наука считает исчезнувшим, но к которому причисляют себя главные герои картины.
Фильм снимали в четырех экспедициях. Города, фигурировавшие в сюжете, в фильме почти всегда играли сами себя. Только вот до Неи киношники... не доехали. Режиссеру так и не удалось ее найти, хотя искали по всей стране! Нашу Нею в фильме в итоге сыграл посёлок Кослан Удорского района республики Коми.

 

Исторические личности
Встречайте — Исаев, Котовский и Чапаев. Первый - молодой и легендарный советский разведчик Всеволод Владимиров, известный затем под именами Максим Исаев и Макс Отто фон Штирлиц. Впрочем, и два других легендарные. Герои гражданской войны, «красные» Григорий Котовский и Василий Чапаев.
Сцену фильма про молодого Штирлица снимали в Костромском музее деревянного зодчества, который стал Владивостоком. Только что назначенный главнокомандующим Красной Армией Михаил Фрунзе проводил там смотр войск.
Костромича Валерия Соколова тогда определили в солдаты: «У меня кирзовые сапоги были. Очень хорошо, сказали Мосфильмовцы, несите. Перевоплощение было полным. От гримеров без усов и бороды никто не уходил. Нам даже дали настоящие винтовки. Мне досталась винтовка с приткнутым штыком 1942 года. Да и бутафорские штыки, ружья, пистолеты выглядели очень правдоподобно. Папиросы «тех времен» можно было курить. Сделаны они были из обычного «Беломорканала». В Кострому привезли еще раритетный автомобиль 1907 года выпуска. Причем на ходу. Для одной сцены, которую снимали у музучилища, его даже завели, хотя и раритет!».
В фильме «Котовский» Кострома попала в две сцены. В одной наше Дворянское собрание превратилось в «Ресторацiю Олимпъ», куда инкогнито приехал Галкин-Котовский на свадьбу к своему другу. В другой главный герой водил возлюбленную в наш драмтеатр.
Кстати, в ролях второго плана и эпизодах этого фильма снялось множество актёров костромского драматического. Владислав Гостищев играл еврея-ювелира, которого все грабят — и красные, и белые. Он получил самый большой гонорар: десять тысяч рублей за съемочный день. А у Дмитрия Рябова был экстремальный эпизод. Он играл доносчика, который сдал Котовского полиции: «Меня избивали кастетом. Условно, конечно. Но сцену эту снимали очень долго, дублей тридцать было с разных ракурсов. Я столько раз на пол на один и тот же бок падал, что потом в синяках ходил».
Почти все батальные сцены другого фильма - «Страсти по Чапаю» сняли в Киеве (там много профессиональных каскадеров), а у нас - сцены отдыха чапаевцев между боями. Участники массовки рассказывали, что костюмы им выдали жуткие. Надевать не хотелось. Старые, мятые, лапти так вообще разваливались, а на сапогах отлетали каблуки.
Екатерина Малишевская десять дней снималась в массовке. Причем кастингов не проходила. Шла по Молочной горе, а там как раз съемки начались. Поинтересовалась, не нужны ли люди. Ее тут же нарядили в крестьянку, прикрепили накладную косу (хотя у девушки свои длинные роскошные волосы). После съемок реквизит в виде кос, усов и бород все сдавали. Увидев, как один мужчина уходит домой «в усах», киношники кинулись к нему: «Усы сдавайте». Оказалось, у него свои.
«Один из эпизодов снимали за Волгой, у старообрядческой церкви, - вспоминает Катя. - Сергей Стрельников, который играл Чапая, лез на эту церковь ставить крест. Чапай еще плотником был. Когда крест уже поставлен, Чапай по сюжету срывается и падает вниз. Это делал за актера каскадер. А вот наверх лез сам Стрельников. Как мы за него тогда переживали!»

 

Партнеры