Меди умы,

или Что «отчеканили» семь несгибаемых мужчин и одна железная леди в областной администрации


Просто жесть какая-то (а ещё медь, дерево и эмаль). Вы им только «Высокое уважение» выказать – они уже в «Венеции». Гондолу выколотили. Вы только с ними в «Отношения» вступить – уже в «Клубене» они. С Хундертвассером зависают. Вы в их «Лицо» только вглядеться – в «Парадизе» они уже. И хоть устучитесь пестиком по тибетской чаше... В общем, напрасно в минувший вторник десятки костромичей объявили «ну, погоди!» семи несгибаемым мужчинам и одной железной леди: догнать «DOGONов» в импровизированном выставочном зале областной администрации 17 сентября не удалось никому. Корреспонденту «СП-ДО» Дарье ШАНИНОЙ, признаться,  тоже. Хотя и очень старалась – честно.

 

Утерявшиеся в коридоре
«Вот он! Дмитрий Дмитриев! Ловите скорее!» – даёт отмашку заместитель председателя Костромского отделения Союза художников России Евгений Белозёров. Но неофициальный худрук «DOGONов» (у них вообще демократия, Дмитриева просто в преддверии выставки уговорили порулить) проносится мимо жаждущих общения журналистов. Торопится экспозицию подправить.
«Можете с Валерием Ухарцевым поговорить», – всплывает ещё вариант. Хороший вариант. Был бы, если бы худграфовец Ухарцев не устремился в даль коридора – в окружении восхищённых студентов-дизайнеров. «К Екатерине Дубиновой обратитесь»... Можно. Правда, у неё фотосессия у «Истории утерянного направления». В общем, история утерявшихся в коридоре красного дома «DOGONов» к логическому завершению пришла с трудом: даже на зов Евгения Белозёрова явились не все. Где Денис Яковлев? Здесь? Здесь. А вот теперь, кажется, все. Пока не разбежались, срочно – информация к размышлению.
«DOGONы» – некогда безымянное творческое объединение, начавшее коваться в 2003 году на базе одной из костромских мастерских жестяных изделий тремя умельцами. За семь лет обрастает единомышленниками и к 2010-му выплавляется в группу «DOGONы», ныне состоящую из Дмитрия Дмитриева, Екатерины Дубиновой, Валерия Ухарцева, Дениса Яковлева, Алексея Кузьмина, Ильи Муравьёва, Ивана Жерехова и Виталия Соловьёва.

 


Три года назад «DOGONы» «ударяют» первой коллективной выставкой, поддержанной Костромским региональным отделением Союза художников России. На этот раз к «ударной» группе присоединяется ещё и администрация области: в нынешнем сентябре выставку «Пока остывает медь» (естественно, прислушиваясь к мнению Союза художников) красный дом любезно принимает у себя.

 

Мade by аноним
Принимать поздравления на красной ковровой для семи несгибаемых мужчин и одной железной леди явно в новинку. Тем более если они такие: «Когда Дмитрий развешивал работы, я как раз проходил по коридору, – поделился на открытии выставки первый заместитель губернатора Алексей Анохин. – И был поражён: каждая из этих работ буквально приковывала взгляд. Теперь я не ухожу домой, пока не послушаю, как звучит тибетская чаша из «Парадиза».
«Я в первый раз посмотрел на работы и сразу вспомнил слова известной песни, – это уже председатель комитета по образованию, культуре, молодежной политике, спорту и туризму областной Думы Юрий Кудрявцев. – «Нас не догонят!» – это же как раз про «DOGONов». Конечно, за всю Россию говорить сложно, но в Костроме равных им, думаю, нет». «Точно нет», – подтверждает председатель регионального отделения Союза художников Михаил Салмов. И добавляет: «Поэтому на поддержку союза творческая группа может рассчитывать и впредь». Слова, конечно, воодушевляющие.

 


И «DOGONы» конечно же разбегаются моментально. Не в невежестве дело. Виновата феноменальная скромность. Дмитрия Дмитриева корреспонденту «СП-ДО» всё-таки удаётся уловить – и журналистское ухо через минуту улавливает: «У нас в принципе нет никаких амбиций». Худрук поневоле нисколько не кривит душой: что такое непременная художническая амбициозность, «DOGONы» действительно не «догоняют». Ни одного «авторизованного» экспоната – сплошной «made by аноним».
«Просто мы создаём их все вместе, а писать под каждой работой пять-шесть имён как-то неловко», – застенчиво улыбаясь, поясняет Дмитриев. И недоговаривает главное: авторское право на собственные шедевры железных дел мастера готовы уступить первому встречному. В смысле, первому (и десятому, и сотому, и тысячному), встретившемуся лицом к лицу... Да хотя бы с «Сотворением мира».
Сначала было стекло. Потом был металл. Затем – корреспондент «СП-ДО», сотворившая стеклянно-металлическую вселенную. Нет-нет, не льщу себе – просто «DOGONы» (хочешь не хочешь) превращают зрителя в Бога. Усевшись на месяц, бабуля – божий одуванчик вывязывает городок:  металлическая нить – петелька за петелькой – укладывается в булыжную мостовую, каменные стены, черепичные крыши. То, что должно быть мягким и тёплым, перерождается в жёсткое и ледяное. И наблюдая собственную физиономию на фоне  мироздания («Сотворение мира», по сути, зеркало), жёстко и ледяно рассуждаешь: «Я же сотворила». И так, знаете ли, тепло становится на душе.

 

Как философия удивления
А «DOGONы» ведь и ещё подогревают: ты, говорят, и композитор тоже. Хочешь убедиться – подойди к «Тридцати восьми». Палочка лежит, тридцать восемь «звоночков» расселись по периметру – одним словом, вперёд! Вооружайся и играй. Играй любую партию в чужой судьбе: эту интерактивную металлическую прелесть Дмитрий Дмитриев вообще-то на собственное тридцативосьмилетие сотворил.
Озвучил каждый прожитый год и каждый год изобразил: в прямоугольном пространстве, обрамлённом звоночками, чудные лица, волшебные орнаменты, странные линии – жизнь как калейдоскоп непохожих образов, жизнь как мозаика из разнородных кусочков. Жизнь как одно большое открытие. Как философия удивления.
«DOGONы» и впрямь и философичны, и удивительны. Выколотка ли, чеканка ли, аппликация ли – не важно. Дерево, стекло, медь – всё равно. В любой технике и любым материалом они умудряются выразить философию всевозможности. Холодная эмаль живописна? Возможно: «Упали маки» – и красные бутоны рассыпаются по синему столу. Пластика цвета завораживает.

 


Картофельный клубень яркий? Возможно: у «Клубня» коричневая – лишь кожура, внутри – рожица с огромными радужными глазами, в которых все цвета мира. Озорство Хундертвассера заражает. Взаимная любовь банальна? Возможно: в любых «Отношениях» между мужчиной и женщиной всегда и безотказно действует простой игровой механизм. Предсказуемость финала убивает. Ледяной металл сентиментален? Возможно: на «Валаам», тающий в лиловатой дымке, неимоверно тянет. Красота минимализма сражает.
«Но ведь медь – очень ограниченный материал», – заявляю Дмитрию Дмитриеву. И, глядя по сторонам, понимаю, что за такое заявление не мешало бы попросить прощения. Впрочем, Дмитриев не требует извинений. Просто улыбается: «А вы знаете, что Статуя Свободы сделана из меди? И отчеканена? Мы, кстати, тоже планируем заняться созданием скульптур». «DOGONы» создадут – не сомневайтесь. Они же меди умы. Медиумы.

Партнеры