На все сто

Тридцать шесть с половиной тысяч дней он берёг память о великом князе Константине и всероссийском императоре Николае. Тысячу двести месяцев хранил богатство купца Сахарова и коллекционера Козина. Сто лет описывал шедевры Исаака Левитана и Бориса Кустодиева. А потому как-то подзабылось, что главный юбиляр нынешнего года – вековой Романовский музей – сам по себе величайшая ценность Костромы. Достойная бережного отношения – тем более в эпоху XXI. Надёжной охраны – как минимум, в лице ЮНЕСКО. И, конечно, подробной описи. Ну а для начала описи пробной –  хотя бы в исполнении «СП».

 

Событийный номер: №1
Время: 1895 год
Название: Как на царские именины...

Описание: Сегодня бы сказали: в тренде был действительный тайный советник Николай Николаевич Селифонтов. На самом деле, просто потрясающего ума был человек. О создании Романовского отдела при музее Костромской губернской учёной архивной комиссии (в которой Селифонтов, несложно догадаться, председательствовал) заикнулся не когда-нибудь – именно в мае 1895-го. Накануне юбилея Михаила Фёдоровича. Мол, скоро первому из Романовых триста, там, глядишь, и трёхсотлетие всего Императорского Дома подойдёт... Так почему бы на родине династии что-нибудь эдакое не сотворить? Сотворили: уже в августе девяносто пятого члены КГУАК самолично отправились в Домнино – сфотографировали окрестности, позаимствовали у местных три десятка «романовских» документов и довольные вернулись восвояси. В 1897-м отдел «для собирания и хранения сведений и данных о предках родоначальника ныне благополучно царствующего дома царя Михаила Фёдоровича» при губернской комиссии торжественно открылся, господа историки даже начали было подумывать о строительстве специального – Романовского – музея... Но тут, как раз на рубеже веков, почил в бозе Николай Селифонтов – и мечты о культурной стройке пришлось отложить. Как оказалось, на целых девять лет.              
Музейное значение: Сегодня не подлежит сомнению: если бы не члены КГУАК во главе с Николаем Николаевичем Селифонтовым, Романовский музей никогда не появился бы на свет.

 

Событийный номер: №2
Время: 1900-1909 годы
Название: За базар!

Описание: Пожалуй, в больших муках не появлялось на свет ни одно культурное детище Костромы. Губернский инженер Греберт уже спроектировал здание, уже составили смету на его постройку (окончательная сумма, пятьдесят пять тысяч рублей, не так уж и кусалась) – вот только денег собрать не удалось. Почуяв, что задумка архивной комиссии на ладан дышит, моментально ретировалось и местное дворянство. Заявило безапелляционно: раз простаивает участок на Павловской (ныне – проспект Мира), который дворяне великодушно подарили КГУАКу специально для будущего музея, землю забираем обратно. Впрочем, даже дворянская непорядочность в 1908-м померкла перед... депутатским идиотизмом. На просьбу строительного комитета отдать под Романовский музей Сенную площадь городские думцы ответили недвусмысленно: «Как был на Сенной базар, так ему и быть!». Наверняка базаром бы всё дело и кончилось, если бы на помощь костромской интеллигенции не подоспел красноярский промышленник. Да здравствует предпринимательство: урождённый костромич Геннадий Васильевич Юдин в том же 1908-м отстегнул на строительство Романовского аж десять тысяч рублей. После чего внезапно сменившее гнев на милость дворянское собрание вновь предложило архивной комиссии землю на Павловской. Конкурс новых проектов здания стартовал незамедлительно.                           
Музейное значение: Своим вторым и окончательным рождением Романовский, как выясняется, обязан... бизнесу. Точнее, настоящему российскому предпринимательству, которое ещё каких-нибудь сто лет назад не мыслило себя вне меценатства. Кстати, именно господину Юдину музей обязан своим именем: на том, чтобы окрестить его Романовским, красноярский промышленник настоял лично.    

 

Событийный номер: №3
Время: 1910 год
Название: Вокзал для двоих

Описание: А всё, похоже, оттого, что мы «обскакали» столичных гениев. В 1908 году со своим проектом музея прибыл на костромскую землю академик Кочетов – прямо из Петербурга. Правда, как прибыл, так и убыл: не дождавшись начала конкурсных испытаний, столичное дарование предпочло вернуться на берега Невы. То ли не понравился приезжему умельцу конкурентный проект, то ли, наоборот, понравился слишком, вот только питерский академик Кочетов состязаться с нашим архитектором Горлицыным отказался. Что самое удивительное: не прошло и двух лет, как на уже построенное по горлицынскому проекту здание обрушилась... вся столичная пресса. «Безобразный, с художественной точки зрения, музей», – это общество петербургских архитекторов и художников высказывается. А это уже академик Покровский: «В интересах русского искусства сломать всё здание!». Самые непримиримые враги новостройки и вовсе пустили в ход яркое сравнение: не музей в Костроме, заявили, а «модный провинциальный ж/д вокзал». Впрочем, знаток древнерусской архитектуры господин Суслов, специально выписанный костромичами из того же Петербурга, после тщательного осмотра констатировал: ломать не стоит. Стоит слегка подкорректировать оформление входа, установить металлические решётки и колор изменить – на более светлый. В мае 1913-го «осветлённым» Романовским любовался лично император Николай II.
Музейное значение: Дубовые двери стоят неколебимо, плитка на полу не дала ни одной трещины – столетнее детище Горлицына до сих пор не нуждается в «гарантийном» ремонте. И до сих пор признаётся архитектурной жемчужиной Костромы. 

 

Событийный номер: №4
Время: 1913 год
Название: Книга – лучший подарок

Описание: На тротуарах воспитанницы женских гимназий, им в затылок дышат волостные старшины, народ поплоше висит на заборах – такой популярностью Павловская улица пользовалась лишь однажды: майским днём 1913-го. «Могучее, потрясающее воздух, истинно русское «ура!» встречало их Императорские величества на всём пути их следования к Романовскому музею и не смолкало долго ещё...» Вероятно, даже тогда, когда Николай Александрович с семейством дефилировали по всем этажам Романовского. Кстати, под весьма культурным предлогом (свидетели утверждают, что Его величество осмотрели всё: документы Романовского зала и гравюры зала Козыревского, отделы церковных древностей и нумизматики и даже этнографическую и краеведческую выставки) здесь состоялись деловые встречи. Главные жертвователи Романовского, сплошь коммерсанты, лично знакомили царя с экспонатами. Впрочем, самому государю благодарные костромичи пожертвовали... шесть книг об истории любимого города и потомках Ивана Сусанина. А вот великим княжнам повезло куда больше: из музея они вышли в старинных жемчужных головных украшениях  галичской работы.      
Музейное значение: Естественно, нематериальное: серебряная братина, которую преподнёс в дар Романовскому император, после революции исчезла бесследно. Зато личное благословение последнего русского царя хранит музей уже второе столетие.    

 

Событийный номер: №5
Время: Наши дни
Название: Собственное расследование

Описание: Они изучали все каталожные описания. Они всматривались в любой экспонат. Они консультировались с каждым хранителем. Они сравнивали, анализировали, устанавливали – к юбилею Романовского научные сотрудники Костромского музея-заповедника под руководством заведующей историческим отделом Любови Новожиловой пытались отыскать «первенцев» музейной коллекции. Тех самых, которых в 1913-м созерцал в витринах Николай II. Уникальные одежды поветлужских черемисов и тысячелетний «шаманский набор» галичского клада, эксклюзивные гравюры из коллекции мецената Константина Козырева и древнеримские монеты из «копилки» купца Ивана Сахарова, боярские грамоты и фотографии Адольфа Шмидта –  пусть не все они пережили XX век, важно другое. У Романовского была богатейшая для провинциального музея коллекция. Значительную часть которой нам всё-таки удалось сохранить.
Музейное значение: Оценить невозможно. Можно лишь признать: труд музейщиков сегодня, как и сто лет назад, совершенно бесценен.

 

Событийный номер: №6
Время: 1918-1929 годы
Название: Золотой век

Описание: Он был «кровавым» для всей страны – и «золотым» для костромского краеведения. Когда уничтожались дворянские усадьбы, когда рушились православные храмы, когда умирала прежняя культура, Костромское научное общество по изучению местного края спасало. Спасало всё (коллекция музея в первые советские годы пополнялась невероятно быстро) – кроме самого себя. Бессменный заведующий Музеем местного края и Костромским государственным областным музеем (так именовался в начале двадцатых Романовский) Василий Смирнов, создавший более полусотни работ по археологии и этнографии, в сентябре 1930-го был арестован. Одиннадцать лет в архангельской ссылке – и смерть на чужбине: «золотой» век краеведения обернулся всероссийской кампанией по его разгрому.     
Музейное значение: Разгромить отдельные человеческие судьбы, быть может, и удалось. Не удалось разгромить краеведение. Богатейший фонд сегодняшнего Костромского государственного музея-заповедника – лучшее тому доказательство.  

 

Событийный номер: №7
Время: 1960-1980-е годы
Название: Хочу всё знать!

Описание: «К нам приходили пешком, к нам приезжали на поездах, к нам приплывали на пароходах!» – вспоминает семидесятые старший научный сотрудник, хранитель фонда «Графика» Нина Померанцева. Старший научный сотрудник, хранитель фонда «Живопись светская» Вера Окуловская подхватывает: «В день мы проводили по пятнадцать-двадцать экскурсий, представляете?». Тогда посетители, говорят в один голос, невероятные были. С девизом «Хочу всё знать!» переступали музейный порог. Впрочем, ничего удивительного: взаимных чувств от народа Костромской областной музей изобразительных искусств не ждал – добивался. Но как красиво добивался: агитпоезда рассекали по всей области, кружок «Юный искусствовед» вдохновлял школяров на поступление в Репинку, аппарат «Украина» крутил взрослые фильмы о художниках – и только о художниках. Так возникала любовь...        
Музейное значение:
Так возникало по-настоящему интеллигентное поколение – и зрителей, и хранителей. Хранителей, остающихся до сих пор верными своей главной любви – Костромскому музею. Как бы он ни назывался.    

 

Событийный номер: №8
Время: 1970-е годы
Название: Ефимов ключик

Описание: Он забил ещё и благодаря Виктору Игнатьеву. Точнее – игнатьевскому безупречному художественному чутью: когда Вера Лебедева, Геннадий Корф и Владимир Макаров привезли из кологривской экспедиции никому не известные чудаковатые картинки и магические полотна, Виктор Яковлевич просто кивнул головой. Утвердительно. А потом собственноручно помогал лубочно-сказочным «гостям» обосновываться в экс-Романовском: заботливо «наносил» мир Ефима на музейные стены. Потом был Григорий Островский, которого Игнатьев тоже спас от забвения: из солигаличских запасников извлёк. Пожалуй, именно поэтому самому Виктору Игнатьеву забвение тоже не грозит. По крайней мере, пока на проспекте Мира стоит Романовский музей.                   
Музейное значение:
Благодаря удивительным открытиям, о Костромском областном музее изобразительных искусств узнал весь Советский Союз. И вот в чём парадокс: страну, верную идеологии, мы покорили таким неидеологическим, таким самобытным, таким наивным – Честняков...

 

Событийный номер: №9
Время: Сегодня
Название: И бояре, и мумии

Описание: Август. Воскресенье. Девять утра. «Нам, пожалуйста, на «Костромское боярство» три билетика»... Три – это только начало очереди: как и столетие назад, летом 2013-го у кассы Романовского не протолкнуться. Понятно: туристы. Лето как-никак. Но и другое понятно: сугробы, середина рабочей недели, вечер – а вот это уже костромичи заполняют залы Романовского. И, конечно, не ради «Костромского боярства». Египетские саркофаги или греческие амфоры, дневники великой княгини или наряд простой крестьянки – каждой сегодняшней выставкой Романовский умудряется удивлять. Сын самого Глазунова в Костроме – разве не удивительно?
Музейное значение:
Став частью Костромского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, Романовский, безусловно, изменился. Во многом. Но в одном точно остался прежним: сегодня он среди лучших провинциальных музеев России. Как, впрочем, и всегда.  

 

Событийный номер: №10
Время: Завтра
Название: Все только начинается...

 Описание: Новых выставочных проектов, как будто сговорившись, в унисон желают юбиляру-Романовскому на торжественном собрании десятого августа многочисленные. Желает Минкульт, и Российский фонд культуры желает, желают музейщики и реставраторы, священнослужители и музыканты, журналисты и политики. Выстраиваются в очередь – у микрофона... в Белом зале Дворянского собрания. Именно в «Дворянке». Потому что сам виновник торжества даже в собственный день рождения работает для посетителей. Без поблажек – с одиннадцати до девятнадцати. Пожалуй, это и есть вековая выдержка.          
Музейное значение
: А может быть, залог того, что в сто всё только начинается? 

 

Дарья ШАНИНА
Фото Сергея Калинина и из архива Костромского государственного
историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Автор благодарит за помощь в подготовке статьи генерального директора музея Наталью Павличкову, заведующую историческим отделом Любовь Новожилову, главного хранителя Сергея Рябинцева, старших научных сотрудников Нину Померанцеву и Веру Окуловскую, менеджера по связям с общественностью Дарью Завьялову. В статье использованы материалы книг Натальи Дружневой «Кострома глазами императора» и Татьяны Сухаревой «Костромской художественный музей: события, факты, люди».

 

Партнеры