Кто в теремочке живет?

История с домом соборного притча на волжской набережной в Костроме благодаря интернету стала известна на всю страну. Знаменитое свадебное видео со случайно попавшим в кадр обвалом фасада набрало тысячи просмотров в ютюбе и было показано большинством федеральных телеканалов.
С момента обрушения прошел почти месяц, мы решили прогуляться по набережной, а заодно, если такая возможность представится, заглянуть в самый известный на сегодняшний день дом Костромы и посмотреть, как там идут дела.

 

Немного истории
Вначале вернемся немного назад. Дом №21а по улице Чайковского, или, как он именуется в исторических документах - дом соборного притча, был построен в Костроме в 1825 году по проекту известного архитектора Петра Фурсова. В результате сделок по купле-продаже недвижимости к моменту обрушения главными собственниками квартир в злополучном доме были два человека: костромская пенсионерка Галина Румянцева и житель российской столицы Игорь Спирин.
По словам Спирина, он планировал превратить старинный дом на набережной в гостиницу. Но договориться о цене со всеми собственниками квадратных метров не удалось. И проект фешенебельного отеля был отложен до лучших времен.
У дома был и свой управляющий, который занимался сдачей пустующего жилья внаем. По официальной версии, в доме на момент обрушения фасада проживали всего три семьи, приехавшие в областной центр из районов.
По словам же жителей близлежащих домов, у здания до обрушения фасада в основном встречались уроженцы Средней Азии.

Жильцов нет, но белье сушится
Подъезжаем к дому. Со стороны выглядит он вполне прилично. Некогда красивое желтое здание теперь обнесено забором с изображением открыточных видов Костромы.
Во дворе дома картина совершенно иная. Обшарпанные стены, настежь распахнутые окна, никаких заборов и ограждений, двери в подъезды раскрыты настежь. На веревке у дома сушится чье-то белье.
- Живут, как не живут, частенько шастают туда-сюда, вон, вишь, белье развесили, погоди, через пару часов с работы вернутся и заберут, - рассказывает жительница из соседнего дома, невысокая, лет пятидесяти женщина в домашнем халате, она осторожно выглядывает в слегка приоткрытую подъездную дверь и смотрит с подозрением. - А вы кто?
Узнав, что из газеты, женщина немного успокаивается.
- Пока крыша не обвалилась, их тут полно было всяких. Что за личности, не разберешь: кого только не перевидали. Сейчас поменьше стало, но все равно появляются. Каждый вечер и утро шмыг туда, шмыг обратно. Видимо, чтобы не заметили.
По словам Маргариты Анатольевны, сразу после обрушения возле дома появилась охрана.
- Три дня постояли, а потом исчезли, - грустно констатирует она.

Запах сырости и гнили
Признаться, заходить в темные, не освещаемые подъезды было жутковато. Большая часть квартир не заперта, двери настежь - заходи любой желающий. Но на некоторых комнатах висят замки.
Штукатурка с потолка свисает клочьями. Крутой лестничный пролет шатается и скрипит под ногами так, что, кажется, вот-вот рухнет. Вокруг стоит запах сырости и гнили.
Стоим у распахнутых дверей первой попавшейся квартиры: на полу, рядом с кушеткой валяются матрасы. Поблизости стоят пустые и совсем не «древние» пакеты из-под кефира и молока. На полке целый ворох видеокассет. В соседней квартире — она тоже нараспашку - порядка больше. Ощущение, что хозяева ушли минуту назад.
В соседнем подъезде - все то же самое: часть квартир раскрыты настежь, часть закрыты на замки. Темнота в коридорах и куча всякого хлама под ногами. Без фонарика можно запросто шею свернуть.
На выходе из дома мы столкнулись с еще одним местным жителем — пенсионером Володей.
- Черт с ними, с этими гастарбайтерами, - вздыхает Володя. - Они взрослые - пусть живут, где хотят. А вот детки сюда то и дело бегают. Пацаны малолетние. Интересно им. Не приведи бог, что случится. Кто отвечать будет?
По словам Володи, в последнее время, после того как основная часть «официальных» жильцов съехала, в дом повадились странные личности, старающиеся незаметно для окружающих зайти и выйти из здания.

 

комментарий

В пресс-службе УМВД по Костромской области, куда «СП» обратилась за соответствующим комментарием, нам пояснили, что действительно, в первые трое суток с момента обрушения части фасада дома номер двадцать один по улице Чайковского у здания дежурили сотрудники полиции, главной задачей которых было уберечь жизнь и здоровье людей от возможных дальнейших обрушений. Как только со стороны аварийного фасада выставили ограждение, а на самом фасаде вывесили защитную сетку и провели разборку ветхой кладки, наряд полиции с этого объекта был снят.
Участковый по данному округу для контроля за ситуацией и пресечения возможных правонарушений и преступлений регулярно посещает аварийный дом, но не может находиться в нем круглые сутки.
Данное здание, пояснили нам в УМВД, находится в частных руках, поэтому ограничение доступа в него посторонних находится в компетенции собственников, которые, кроме того, самостоятельно обязаны следить за сохранностью своего имущества.


Алексей ВОИНОВ
Фото автора


P.S. Какие еще «сюрпризы» может приготовить костромичам этот мрачный дом и его посетители (возможно, что и постоянные обитатели) — сегодня остается только гадать. Что происходит сейчас в здании, как нам кажется, совсем не интересно его собственникам.
 Ничего утешительного в том, что в историческом центре города имеются три этажа общедоступных «жилых площадей», корреспондентам «СП» в тот день увидеть не удалось.

Партнеры