Стоял тот дом, всем жителям знакомый

Он, впрочем, стоит и сейчас. Правда, без весомой части фасада, с шумом и грохотом обрушившейся прямиком на тротуар в минувшую субботу, 27 июля.

Ждал своего часа?
Речь идет об одной из «визитных карточек» старой Костромы — здании соборного притча, что на углу улиц Чайковского и Лесной. Многим поколениям костромичей, наверное, казалось, что дом этот был и будет «всегда». Не случайно самый известный путеводитель по старой Костроме, изданный братьями Лукомскими век назад - в 1913 году, относит строительство здания ко времени Екатерины II.
Братья-издатели, конечно, малость погорячились. Построенный в 1824-25 годах «тщанием костромского епископа Самуила» по проекту знаменитого архитектора Петра Фурсова, отстроившего почти половину исторического центра Костромы, переживший несколько исторических эпох, войн и революций, дом этот, ныне находящийся в частных руках, но под охраной государства, спустя 188 лет наглядно дал понять: «всегда», без ремонта, реставрации и элементарного ухода он стоять, увы, не собирается.
Здание долгое время напоминало о себе: глубокими трещинами по стенам, лупившейся штукатуркой, облезавшей краской стен и колонн, глазницами пустующих окон и, в стиле советского времени - белым по красному, - транспарантиком с не очень-то советской надписью (времена-то не те) «Продажа» и мобильным телефоном его последнего (все к этому идет?) хозяина.
Безответный тихий протест рано или поздно надоедает всем. Как оказалось — даже зданиям. Вот и наш дом как будто долгое время выжидал нужного момента для того, чтобы (напоследок?) «взбрыкнуть».

 


Складывается впечатление, что творение Фурсова специально и тщательно подбирало день, час и даже многочисленных свидетелей обрушения своего фасада, стараясь подгадать, чтобы в это время на тротуаре, куда падали обломки, в этот момент никого не было.
Ведь случилось это не в ночные часы, не в зиму и даже не в будний день, когда народу на стыке Лесной, 1 Мая и Чайковского не так много, а в самую что ни на есть свадебно-туристическую июльскую субботу. Аккурат под объективом камеры свадебного оператора, что тоже символично. В понедельник этот ролик, размещенный в сети, являлся одним из главных рекордсменов по числу просмотров. Одним словом, вместе с кирпичами порушенного фасада мы, увы, «прогремели» на всю страну.

Достучаться до владельца
Если во многих объектах культурного наследия, находящихся в Костроме и Костромской области, сегодня располагаются учебные заведения, музеи, офисы и магазины, то наше здание — обычный жилой дом. Первый заместитель директора областного департамента культуры Светлана Шаповалова в понедельник, 29 июля, рассказала «СП», что начиная с 2004 года, когда была разрешена приватизация объектов культурного наследия, жители дома на Чайковского, 21 начали постепенно приватизировать свои квартиры. С каждым новым собственником, как и положено по закону, заключался охранный договор.
Со временем, в результате купли-продажи, большая часть жилого фонда оказалась сосредоточена в руках двух основных собственников: Румянцевой и Спирина. Кроме того, муниципалитету принадлежит часть цокольного этажа. Владельцы недвижимости, обремененные охранными договорами и нормами законодательства об охране памятников, по словам Светланы Шаповаловой, создали товарищество собственников жилья, которое и возглавила костромичка Румянцева. О ней сейчас предположительно говорят как о родственнице депутата городской Думы, члена КПРФ Михаила Долматова.
Так это на самом деле или нет, собственно, особого значения не имеет. Важно другое: во время проводимых областным департаментом культуры проверок, поделилась с нами Светлана Шаповалова, в доме обнаруживались непонятные личности — не то приезжие рабочие, не то люди, не имевшие отношения к этому жилью. Обо всем этом департамент сигнализировал силовикам, которые и наводили там порядок. На чьих конкретно площадях обитали в то время сомнительные жильцы, сейчас сказать трудно. На момент обрушения части фасада, в результате многочисленных промочек, как сказала наша собеседница, в доме находилась одна семья, которая, к счастью, не пострадала.
На вопрос «СП» по поводу того, обращали ли государственные органы внимание собственников и их представителей на, мягко сказать, не совсем удовлетворительное состояние и содержание памятника архитектуры, Светлана Шаповалова ответила, что обращали и не раз. Им неоднократно (18 раз) указывали на необходимость проведения своевременных ремонтных работ, постоянно вели с ними разъяснительную работу,  подсказывали пути вхождения в федеральную программу для получения средств на восстановительные работы. Последняя такая проверка состоялась 24 мая. По ее результатам чиновники составили административный протокол. А 8 июля, как сообщали нам в департаменте культуры, материалы по этой проверке отправили в мировой суд.
Правда, сам дом, являющийся памятником архитектуры федерального значения, начал разваливаться на глазах костромичей и гостей областной столицы еще до принятия судебного решения о его судьбе.

Бесплатный сыр закончился
В субботу, практически сразу же после ЧП, аварийный дом оцепили городские службы, техника начала уборку строительного мусора двухвековой давности, а проезд по стыку улиц 1 мая, Чайковского, Лесной и частично по улице Горной перекрыл наряд ГИБДД. Вскоре на место обрушения прибыл губернатор области Сергей Ситников, который оценил масштабы необходимых восстановительных работ.
За воскресенье и понедельник областные власти определились с механизмом дальнейших действий, касающихся проблемного объекта культурного наследия. Общий их смысл сводится к тому, что в первую очередь необходимо сохранить памятник архитектуры от дальнейшего разрушения. Это диктуют не только соображения безопасности, но и уникальность самого здания.
Государственные средства, потраченные на эти работы, о чем заявили отдельно, ни в коем случае не станут подарком для нерадивых домовладельцев. Все затраты: будь то проектная документация, сами работы, материалы, уборка мусора и даже оплата наряда ГИБДД должны быть выставлены владельцам дома на Чайковского.
Сразу после обрушения поднимался вопрос и об изъятии здания из частных рук и переводе его в городскую казну. Закон, при соблюдении ряда условий, точнее, при несоблюдении владельцем пунктов охранного договора, это предусматривает. На это требуется соответствующее судебное решение. Однако в таком случае владельцам необходимо будет из бюджета возместить рыночную стоимость изымаемого объекта.
В том же случае, если собственники памятника архитектуры, о чем не раз заявляли за последние два дня, откажутся от возмещения затрат области и города на восстановительные работы, не исключено обращение в суд по изъятию дома на Чайковского в счет возврата этих средств.

«Новодел» не потребуется
Светлана Шаповалова развеяла опасения, неоднократно высказывавшиеся в интернете, по поводу того, что творение архитектора Фурсова буквально «дышит на ладан» и восстановлению не подлежит. Наша собеседница сообщила, что дом крепкий и в настоящее время требуются вложения в его восстановление и реставрацию, поскольку последний раз капитальный ремонт здания делали в далеком 1958 году. Намечающиеся восстановительные работы Светлана Шаповалова предпочла осторожно назвать «консервацией памятника» для того, чтобы воспрепятствовать его дальнейшему разрушению.

Андрей НЕЖДАНОВ

Партнеры