Виталий Щербаков: Детская погремушка и бронебойный наконечник

Отправиться в прошлое без машины времени? Это могут костромские археологи. В селе Тетеринском Нерехтского района они нашли боярскую усадьбу. И выяснили, какие кресты носили ее хозяева, чем резали хлеб и какими погремушками играли их дети. Руководитель экспедиции, хранитель фонда «Археология» Костромского музея-заповедника Виталий Щербаков рассказал «СП» о том, что нашли в Нерехте наши археологи.

- Почему именно Тетеринское?
- Еще прошлой осенью в селе Тетеринском проводили археологическую разведку. Она призвана определить ценность и перспективность того или иного памятника. Мы закладывали шурфы два на два метра. И в одном из шурфов выявились контуры объекта, как тогда предполагали, XVI века. Сейчас уже можем сказать точно: это вторая половина XVI — начало XVII века. Шурф решили законсервировать, то есть засыпать, и продолжить исследования в следующем сезоне. Только уже на большей площади, чтобы максимально зафиксировать подробности планировки сооружения и все его характеристики.
- Но что-то же подтолкнуло вас отправиться с разведкой в это село?
- Мы рассматривали разные памятники как объект для раскопок. Остановились на Тетеринском. Село достаточно неординарное. Его история неплохо освещена письменными источниками. Предполагали, что там хорошо сохранился культурный слой. Некоторое время селище распахивалось, но для археологов это не проблема.

 

- И чутье вас не подвело.
- Изначально ехали изучать остатки постройки, которую обнаружили в первый раз. А получили три постройки в пределах одного раскопа. Причем интенсивность жизни на поселении была настолько высокой, что постройки на этом участке сменяли друг друга последовательно. Самое древнее сооружение, которое удалось зафиксировать, - постройка с остатками очага, или печи-каменки, датируемая XII-XIII веком. Другое сооружение датируется концом XIV-XV веками. Здесь нашли самые интересные вещи. Это сооружение, вероятно, сгорело, что подтверждается многочисленными фрагментами ошлакованной керамической посуды. Глина от воздействия высокой температуры приобретает пористую структуру и раздувается. Третья постройка — хозяйственная, конца XVI-XVII веков, которую мы и обнаружили в свой первый приезд.
- Как вы вообще определяете, что именно здесь была постройка? Ведь не сохранилось ни стен, ни потолка, ни пола...
- Постройки фиксируются в таком сухом грунте, как у нас, не в виде венцов срубов, остатков стен или деревянных плах. Остаются только ямы, заглубленные в так называемый материк, грунт без следов жизни человека. Это были подпечные, подпольные ямы. Даже от древнего частокола в материке остается канавка. В нее попадают разные предметы. Она зарастает культурным слоем и остается на века. Так на материке удалось зафиксировать контуры всех построек. Помимо этого нашли остатки частокольных линий, которые последовательно сменяли друг друга. Интересный факт: более поздние линии отодвигаются примерно на полтора метра. То есть люди, сооружая новую ограду, потихоньку увеличивали территорию усадьбы. Схитрить пытались.
- А если постройка не была заглублена в землю?
- Тогда единственный способ ее найти — проследить распределение находок. Мы же не просто берем вещь из земли, радостно запаковываем ее в пакет, моем и выносим на всеобщее обозрение. Каждую находку фиксируем. Раскоп размечен на квадраты, измеряются местоположение и  глубина, на которой находился предмет. И когда все это наносится на план, четко видно, где находки концентрируются. По таким пятнам можно проследить местонахождение построек, которые не были заглублены в землю. Нам повезло — все постройки были заглублены, мы легко их прочитали.
- На какой глубине нашли все эти предметы?
- Глубина раскопа зависит от того, насколько интенсивной была жизнь на поселении. Например, в Великом Новгороде культурный слой восемь метров, в Костроме от одного до двух с половиной. В Тетеринском все предметы нашли на глубине от 50 сантиметров до 1,5 метра. Такая мощность слоя и обнаружение трех разновременных построек на небольшой площади указывают на то, что памятник неординарный и жизнь проходила на нем очень активно.
- И находок у вас ведь гораздо больше, чем вы назвали.
- Есть индивидуальные находки, а есть массовый материал. Это многочисленные фрагменты глиняной посуды и кости. Массового материала сейчас больше двух тысяч фрагментов. И это тоже говорит об интенсивности жизни на поселении. Что-то из фрагментов удастся собрать и склеить. На очереди — горшок рубежа XVI-XVII веков.
- А какие предметы у нас обычно находят?
- Все зависит от свойств грунта. У нас он сухой, кожа, дерево, береста и другие органические материалы в нем не сохраняются. В нашем случае все находки представлены вещами из стекла, глины, камня и металла. А вот в Новгороде, к примеру, находят и лапти, но нам это, увы, не грозит.
- В Тетеринское вы ездили не последний раз. Зачем возвращаться туда снова?
- Площадь этого памятника более гектара. Раскопать на нем даже сто метров - это капля в море. И составить сколь-нибудь полное представление о памятнике и живших здесь людях сложно на столь скудном материале. Так что возвращение — необходимо. Надо не только доказать, что здесь были усадьба и частокол, но и понять взаиморасположение сооружений. Ведь усадьба — это целый комплекс. Жилой дом, производственные и хозяйственные постройки. Будем пробовать установить планировку усадьбы и реконструировать жизнь людей XIV-XV веков наиболее полно. Сейчас больше вопросов, чем ответов. Многое еще предстоит узнать.

Что нашли в Тетеринском?

 

Крест-энколпион. Внутрь энколпиона помещались частицы освященной просфоры или мощей святых, чтобы охранить человека от напастей, особенно в путешествиях или походах. Это единственный подобный экземпляр в нашей области. Он хорошо сохранился, и на нем можно «прочитать» изображения. На одной стороне распятие, на другой — изображение святого. Сохранилось ли содержимое находки, пока загадка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Бронебойный наконечник стрелы. Стрелы с такими наконечниками использовали не для охоты, а именно для поражения противника. Причем в доспехах, например, в кольчуге. Этот наконечник четырехгранный, что и позволило определить его назначение. Тоже нетипичная находка для простой средневековой деревни. Наконечник поврежден, но хорошо опознаваем. Датируется от XV до середины XVII веков. По иронии весит 9 граммов - как пуля.
Фрагмент  корчаги. Это большой горшок объемом с ведро или более для перевозки сыпучего или иного груза. Предположительно корчага эта середины XV-XVI веков и происходит с территории Среднего Поволжья. Для ее изготовления использовали другую глину, качество обжига было выше, чем у местной посуды. Кроме того, фрагмент имеет частичное лощение — по подсохшей глине проводили галькой, оставляя следы. Такие предметы указывают на наличие давних социально-экономических связей.
Виталий Щербаков: «Все эти вещи принадлежали не простому крестьянину-землепашцу. Характер находок указывает на высокий социальный статус владельца. Учитывая, что в конце XIV — начале XV веков село принадлежало боярам Остеевым, вероятно, на их усадьбу нам и посчастливилось наткнуться.
Эта версия объясняет и найденный крест, достаточно статусную вещь, и привезенную издалека корчагу, и наконечник стрелы - в боярской усадьбе нужны были вооруженные люди для сохранения добра и здоровья хозяина. Если собрать воедино этот комплекс, он склоняет к версии об усадьбе.
Такая версия объясняет не только нахождение редких вещей на обычном сельском поселении, но и помогает понять, почему вообще мы там наткнулись на усадьбу. Известно, что на селе ведущая единица планировки - простой крестьянский двор с хозяйственными постройками, а здесь усадьба с частоколом и прочими атрибутами. Усадьбы больше свойственны городу, а если их находят на селе, значит их владелец имел высокий социальный статус».

 

Бронзовая серьга с эмалью. И тремя подвесками из бусин зеленого непрозрачного стекла. Серьга интересна тем, что имеет много аналогий и хорошо датируется в пределах XVII столетия. Мода на такие украшения пришла к нам из Казанского ханства.
Детская погремушка. Ничего подобного в археологических коллекциях нашего города нет.  Полных аналогий артефакту нет даже в археологических собраниях соседних регионов. Датируется XVI-XVII веками. Сделана из глины. По форме игрушка напоминает глобус, внутри неё перестукиваются шесть глиняных шариков. Нашли ее в двух частях, которые были заполнены песком. Его просеяли и обнаружили те самые шарики. Погремушку собрали, шарики поместили внутрь, и она снова гремит. Шариков, вероятнее всего, было больше. И число их было нечетным — тогда люди были очень суеверны.

 

 

 

 

 

 

 

Два древнерусских ножа. У одного из них еще осталось древесное волокно на рукоятке. Правда, чистку они не переживут. Один нож сильно искривлен. Нашли его на краю столбовой ямы, и можно предположить, что его погнули тогда, когда ставили столб. Второй нож — прямой, но сточен на три-четыре миллиметра. Видно, что им долго пользовались. Это обычный хозяйственный нож, которым резали хлеб и чистили рыбу.

 

Монетка. Была сильно покрыта окислами. С одной стороны изображен всадник, поражающий змея копьем, на другой читаются буквы НГ и ВК. Предположительно, это деньга. Из-за небольшого размера и формы ее еще называют «чешуйка». К периоду правления какого князя относится эта монета, пока решить не могут. Ее нашли в той же постройке, где и крест-энколпион. Если определить дату монеты и имя князя, то сооружение можно будет датировать с большей уверенностью.

Партнеры