Вперед, в будущее

отправились в эти выходные посетители арт-площадки «Станция»

Вечный спор между наукой и искусством, одна из которых воздействует на разум, а другая – на сердце, наконец разрешен. Наука без искусства, оказалось, существовать не может, как и искусство без нее. В современном мире они работают в синтезе, а поэтому и произведения получаются многогранными, воздействующими на весь человеческий организм. Посмотреть, как соединяются наука и искусство, корреспондент «СП-ДО» Людмила МАКСИМОВА отправилась в будущее. А точнее, на проходящий на арт-площадке «Станция» фестиваль будущего.

Этот фестиваль - первый уникальный опыт для города, который направлен на осмысление и развитие взаимодействия между современным искусством и другими сферами деятельности человека. В программе – перформансы, спектакли, выставки, основанные на взаимоотношении новых технологий, науки и необычных исследований.
У этого явления даже название есть – sсience art. Научное искусство. Все дело в том, что наука не так трезва, как кажется. В ее духе придумать, что скоро у нас будут летающие автомобили или роботы-домохозяины. Самое удивительное, что ее прогнозы, порой самые абсурдные, оправдываются. Ковер-самолет и яблочко на тарелочке, которое показывает весь мир, - это еще из детских сказок. Но мы сами не заметили, как наука проникла в нашу жизнь, и вот уже мы летим на самолете с планшетом в руках.
Фестиваль воплощает мечты фантастов. Которые в 60-х годах придумали дискотеку, где все люди были бы в наушниках. Эту дискотеку показали в фильме, но реальностью она стала гораздо позже. На арт-площадке в наушниках танцуют уже два года – на футуристической и высокотехнологичной бесшумной дискотеке Headphone Disco.
А видео-пьесы берлинского композитора русского происхождения Антона Васильева преобразуют изображение в звук. Оказалось, что Барак Обама звучит местами резковато, но в целом очень мелодично. Что действительно соответствует созданному им экранному образу. А белый цвет на самом деле в звуке невыносимо противен, в отличие от черного – глубокого и приятного. Поэтому слушать, как звучит «Черный квадрат» Малевича, было сплошное удовольствие.
Дмитрий Провоторов из Санкт-Петербурга на своей фотовыставке показал то ли прошлое, то ли будущее. Динозавры на фотографиях соседствуют с символами нашей индустриальной эпохи. Макдональдс, Микки-Маус, голова Барта Симпсона – Провоторов не принимает иллюзорный мир рекламных символов. Даже устрашающая ракета и величественная статуя Свободы превращаются для динозавров в игрушку. От величественности не осталось и следа. Дорогие машины тонут в песке, солнечные очки оставлены без хозяина, тележка для продуктов пуста. Где люди? Их нет. Динозавры поменялись с нами местами. Теперь не мы находим их останки, а они наши. И грустно, что нашими останками будут бездушные предметы потребления. Кстати, печатает фотографии Провоторов вручную. Конечно, существуют компьютерные программы, позволяющие делать с фотографиями все что угодно, но он доверяет только рукам. А это уже для высокотехнологичного искусства необычно.
Для фестиваля была запланирована и костромская премьера «Pièce à vivre» («Комната для жизни») - спектакля, выпущенного в Париже осенью прошлого года. Проект был создан совместно с московским визуальным художником Яном Калнберзиным и программистом Евгением Афониным, музыку к нему специально написал французский композитор Давид Монсо.
Спектакль создан на стыке нескольких искусств и объединяет современный танец, медиа-искусство, экспериментальное программирование и музыку. Мультимедия-декорация отзывается на движения артистов: то отношения героев дают трещину на стенах, то вдруг вспыхивают страстью, и все озаряется красным. Сверхчувствительные датчики считывают тела танцоров, их движения, и тут же проецируют это. Это живая декорация, а не простой фон.
На сцене Иван Естегнеев выясняет отношения с одной из лучших танцовщиц контемпорари в стране Анной Абалихиной. Их отношения показаны, с одной стороны, с иронией, иногда с сарказмом, с другой – это трогательная и чувственная история. Стереотипы в отношениях мужчины и женщины заставляют узнавать в танцовщиках себя.
«Комната для жизни» совсем для жизни и не предназначена. Под потолком работает вентилятор (и, правда, было очень жарко), зеркало, которое то отражает происходящее в комнате, то остается к нему безучастным, стол и стулья. Да шкаф, который хранит свои скелеты – футуристическое чудовище. Безликая комната, как из мебельного каталога - метафора человеческих жизней. Он и Она пытаются найти выход из монотонных отношений, отвоевать личное пространство, но не потерять друг друга. То сливаясь в одно целое, то расходясь по разным углам – желание обладать друг другом неотделимо от желания сохранить в отношениях собственное «я».
Многое в спектакле остается до конца неразгаданным. Обед из пустых тарелок. Такая стереотипная сценка семейной жизни – совместный обед. Только герой так и не смог завершить трапезу. Метаясь по комнате, в панике оглядываясь по сторонам, он не мог найти успокоения. А Она в это время методично и не спеша облизывала пустую тарелку. Видимо, пустота оказалась действительно вкусной.
Красные туфли – еще один символ, который можно угадать, но не объяснить. Он сам подарил ей их, сам отобрал и принес обратно. Может, это и есть тот символ ее идентичности, который так ему порой мешал, но без признания которого невозможны никакие отношения.
Комната для жизни разрушилась. Пошла трещинами. Но разрушились ли отношения героев? Если комната олицетворяла их отношения, то ответ недвусмысленен. Почему же тогда они все равно вдвоем (не по разным углам, а вместе) остались стоять темными силуэтами на фоне окна. Еще одна загадка.
Впрочем, и весь фестиваль полон загадок. Ведь будущее непредсказуемо. И найти ответ можем только мы сами. И да поможет нам в этом время.

 

фото предоставлено компанией  «Диалог Данс»

Партнеры