Дмитрий Грибков: Штаны я не рву

Сегодняшний гость нашей постоянной рубрики «Полит среда» - Дмитрий Грибков, руководитель исполнительного комитета Костромского регионального отделения партии «Единая Россия». Кстати, один из самых молодых партийных управленцев такого уровня в стране. А еще чуть ли не единственный костромской единоросс, который дважды «отсидел» за свои убеждения.

Партия решает
- Дмитрий, что нового на политических фронтах?
- В это воскресенье в Кузнецовском сельском поселении Костромского района выбирали главу поселения и десять депутатов. Победил на выборах главы кандидат от «Единой России» Андрей Клименко. На выборах депутатов - пять кандидатов от нашей партии, еще пять - самовыдвиженцы, сторонники «Единой России». Также недавно вместе с секретарем регионального отделения Алексеем Ситниковым и сенатором Николаем Журавлевым ездили в Москву на форум федеральных партийных проектов. Федеральные координаторы делились опытом, а мы их «приземляли» к региональной специфике. Но мне больше всего запомнился медиафорум.
- Чем же?
- Модератор Андрей Макаров, который ведет передачу на Первом канале и возглавляет бюджетный комитет Госдумы, оживил процесс, подтрунивая над медийными фигурами и задавая неудобные вопросы. Например, как докажете, что на праймериз все не решено заранее? Сейчас в некоторых регионах как раз идут предварительные выборы: в ноябре там будут выбирать губернаторов и депутатов заксобраний. Мы же готовимся к выборам глав Нерехты и Нерехтского района, Мантурова, Солигалича, Островского и довыборам по 16-му округу в Думу Костромы 8 сентября.
- Вы все про выборы. А между ними что, затихаете?
- Из последних крупных дел - все местные отделения, а их двадцать шесть, участвовали в общегородских и районных субботниках. В Костроме традиционно территорию у Вечного огня приводили в порядок. Шесть машин мусора вывезли. К Дню России сегодня готовимся.  
- Какие партийные проекты сейчас в регионе идут?
- Надеемся, все будет хорошо с федеральным и региональным финансированием. Тогда области с нашей помощью удастся достроить к концу года бассейн в Костроме - в Панове. Еще один объект в Буе сейчас строится. Реализуются также проекты «Чистая вода», «Народный контроль», «Историческая память» и другие.  
- Нечестно по отношению к другим партиям: «Единая Россия» бюджетные деньги на эти проекты тратит.
- Как недавно сказал Дмитрий Медведев, партия, завоевавшая власть и удерживающая ее, вправе распоряжаться бюджетом в тех направлениях, в которых считает нужным. Помните, в 2005 году родились четыре нацпроекта: здравоохранение, образование, жильё, сельское хозяйство? Партия власти решила, что надо развивать именно эти направления. Завоюет власть другая партия - может быть, мы все деньги будем вкладывать, скажем, в освоение космоса. Замечу, что бюджетные деньги на реализацию партийных проектов тратятся в интересах избирателей, а не партии.  

Низкий старт
- Вам всего тридцать. В России еще руководители исполкомов региональных отделений в таком возрасте есть?
- В ЦФО точно нет. И по стране не встречал. Как правило, старше. Предложение занять эту должность я получил в 29 лет. Хотя особо к этому не стремился.  
- Опыта хватает?
- Опыта всегда хочется больше. Да, я молод для этой должности, если сравнивать с другими. Но в партии уже десять лет. По головам не шел. Мне ни за что не стыдно. Сам с нуля начинал: ни связей, ни денег не имел. У меня вообще были низкие стартовые возможности: из села, мама с папой - бюджетники. В 2003-м, еще в университете, попал в избирательную кампанию в Госдуму. Мальчиком на побегушках - разносил газеты, расклеивал агитацию. Через пару лет Владимир Внуков (он в то время возглавлял исполком регионального отделения) поручил мне реализацию проекта как координатору. Стало интересно, и я попытался закрепиться. Вскоре взяли в штат. А через два года (в 2008-м) губернатор меня пригласил в администрацию области - работал в комитете по делам молодежи.
- И почему ушли из чиновников?
- Мне важны три составляющие: возможность карьерного роста, комфортные условия труда и уровень оплаты, соответствующий объему выполняемой работы. Все это складывается в то, что называется мотивацией. Когда в 2010 году сделали «Змея Горыныча» - департамент внешнеэкономических связей, спорта, туризма и молодежной политики, они для меня оказались нарушены. И я вернулся в партию. Причем в трудное время: между неудачно завершившейся избирательной кампанией в Госдуму 2011 года и предстоявшей сложной президентской кампанией 2012-го. Перед Новым, 2012 годом Алексей Ситников предложил возглавить исполком. Он дал мне возможность поработать с кадрами: с кем-то попрощались. Моложе стал состав, хотя и менее опытнее. Учим.    
- Не испугались ответственности?
- Нет, у меня был опыт и партийной работы, и государевой службы. И еще - при всей неоднозначности отношения к нему - я пережил в качестве директора несколько форумов «Патриот». Сто организаторов в подчинении, 800-900 человек в палаточном лагере плюс гости. Уголовная ответственность за несовершеннолетних в случае чего. Жесткий опыт. Много седых волос прибавилось. Зато мне уже не страшны экстремальные ситуации, когда нужно оперативно принимать решения.

Две «ходки»
- Говоря об условиях работы, вы первым назвали карьерный рост. Вы амбициозны?
- В разумных пределах. Мама, когда я после второго курса университета без всякого опыта поехал на пять смен вожатым во всероссийский лагерь «Орленок», сказала такую фразу: «А не широко ли ты шагаешь и не порвешь ли ты штаны?». Развиваться надо постепенно и должности получать от меньшей к большей. Тогда ты будешь более конкурентоспособным и профессиональным.
- Мама с тех пор эту фразу больше не говорила?
- Пока нет (улыбается). Назначения плавнее пошли. Теперь советы дает жена Евгения. Она мой главный критик и источник вдохновения.
- Депутатом стать не хочется?
- Для меня важнее не должность или статус, а возможность работать в определенной команде и развиваться вместе с ней. Еще в 2005 году я решил, что хочу работать в команде Алексея Владимировича (Ситникова. - А.А). И работаю. Фактически его правой рукой в партийных делах. Кандидатом в депутаты пока не был, но такой возможности не исключаю. Хотя это не главная цель. Скорее средство.
- Вы, говорят, за партийную команду отсидели?
- Причем две «ходки» сделал за избирательные кампании 2005 и 2007 годов (смеется). Мы хотели провести предвыборные мероприятия, но нас задерживала милиция «до выяснения обстоятельств». Пока выясняли, отпадала необходимость что-то проводить. Посадили за решетку, отпечатки пальцев сняли. В первый раз я очень сильно испугался: что родителям скажу? Вдруг в аспирантуру сообщат? Нам позволили сделать звонок. Я позвонил Владимиру Внукову. Через три часа партийцы нас вытащили. Милиционеры даже извинились и отпечатки пальцев отдали. Не правы оба раза были они.
- Сегодня на себе падение авторитета партии чувствуете?
- В целом рейтинг партии стабилен, хотя его падение иногда ощущается, что естественно. Чем дальше на северо-восток, тем сложнее социально-экономическая ситуация. А рейтинг партии зависит в том числе и от нее. Есть и уставание от власти. Люди более требовательны, хотя жить стали получше. Конечно, «Единая Россия» не идеальная партия, как и любая другая. Но сейчас это единственная сила, которая способна брать на себя ответственность и решать определенные задачи. Есть в ней как ответственные (их, конечно, большинство), так и безответственные люди, которые влияют на снижение рейтинга. На форуме Дмитрий Анатольевич сказал: «Главное для нас - закон. Партийный билет не освобождает от ответственности». Провинился - получи.

Поставил бы памятник
- У вас есть степень кандидата педагогических наук. Почему в науку дальше не пошли?
- Я же окончил социально-педагогический факультет КГУ. Правда, специалиста по социальной работе из меня не воспитали. Воспитали организатора-коммуникатора. И меня оставляли в университете. Но  понял, что наука - это не мое. Хотя диссертацию «Социально-педагогические условия воспитания детей-сирот в малочисленном детском доме» защитил.
- Почему именно детский дом?
- Родители работают в Ченцовском детском доме - мама- воспитатель, папа - водитель. После университета сам там был воспитателем. Но началось все, наверное, с Мишки — мои родители одними из первых в области, в 1999-м, взяли приемного ребенка.
- Из детского дома?
- Мишка родился в «местах не столь отдаленных», куда его биологическая мать постоянно попадала. Потом оказался в Ченцовском детском доме. Летом на время ремонта детей по семьям распределили. Мишка, ему было пять лет, две недели прожил у нас, и его вернули в детский дом. Через некоторое время раздается стук в дверь. Мама открывает - Мишка на пороге: «Мне понравилось. Можно я буду у вас жить?». Мама смогла только сказать: «Проходи». Он, оказывается, убежал из детского дома. Родители нас с сестрой спросили, не против ли мы. Мы согласились. Так Мишка и остался. Сейчас ему 19 лет.
- Чем занимается?
- Учится в техникуме, не пьет, не курит, спортсмен, готовится в армию пойти. С биологической матерью категорически не хочет общаться. Были у меня опасения, что гены могут сказаться в подростковом возрасте. Слава Богу, все в порядке. Это, мне кажется, заслуга наших родителей. Они Мишку, хоть он практически сирота, не жалели: воспитывали так же, как меня и сестру. Разницы между нами не делали. Я вот сейчас задумываюсь — у меня тоже двое детей - взял бы сам чужого ребенка? Думаю, не готов пока. А своим родителям я бы памятник за это поставил.

Алена АРСЕНЬЕВА
Фото Сергея Калинина

Партнеры