С лучом, просящимся во тьму,

В физике существует и действует принцип неопределенности. Чем больше мы знаем о предмете, тем он становится неопределеннее.  Это в науке. А в поэзии, конечно, этот принцип действует еще нагляднее.

 

 

Стихи ищут свое сердце
Поэзия жива для всех. Но воспринимается по-разному. Да и не всеми. Флоренский считал, что «нужно формовать в себе субъекта, сочувственного  встречному явлению». Разумеется, это верно. Но, кажется, поэт сказал точнее.  Стихотворение Фета «Ревель» заканчивается так:

И с переливом серебристым,
С лучом, просящимся во тьму,
Летит твой голос к звездам чистым
И вторит сердцу моему.

Вроде бы, поэт ошибся, должно быть наоборот: сердце вторит голосу. И все-таки прав Фет:  в сердце уже таятся музыка и поэзия, а голос только пробуждает лучшее, живущее в каждом.  И совсем не случайно поэт уточняет:  голос летит не куда-нибудь, а к «звездам чистым». Не каждое сердце, понятно, и не каждому голосу вторит. И все же настоящая поэзия свой отклик всегда найдет.
В Костроме только что закончился поэтический фестиваль «Костромские каникулы». Фестиваль проводился уже во второй раз на средства спонсора (не из Костромы), желающего остаться неизвестным. Организатором фестиваля является поэт Иван Волков, лауреат многих  российских и международных литературных премий.  С уверенностью можно сказать, что,  если бы не он, то вряд ли бы удалось обеспечить звездный состав участников.
В этом году в Кострому приехали шесть знаменитых поэтов. Три вечера костромичи могли услышать выступления Игоря Иртеньева, Анны Русс, Сергея Гандлевского, Александра Горнона, Григория Кружкова и Льва Рубинштейна.  Поэты выступали в областной универсальной научной библиотеке, в театре кукол и  в общеобразовательной школе № 11 (там прозвучали детские стихи).


Когда стихи превращаются в мультфильмы
Единственная женщина из приехавших - Анна Русс  читала как свои детские, так и «взрослые» стихи. Дети приняли ее стихи на «ура», «взрослые» же  стихи Анны вызвали у публики  противоречивую реакцию.
Вызвали споры у костромских слушателей  и стихи Льва Рубинштейна. Сам Рубинштейн считает, что «мы живем в эпоху  катастрофической расшатанности  и разбалансированности семантического поля». То есть значения слов в нашей жизни  постоянно видоизменяются, затрудняя  и без того непростое  общение между современными людьми.  Но если в жизни  эта «расшатанность» и «разбалансированность» кажутся Рубинштейну  «катастрофическими», то в своей поэзии он  мастерски воспроизводит и преображает факты расшатанной и разбалансированной речи.
Неоднозначно были восприняты и опыты Александра Горнона. Это совсем не удивительно. Горнон – поэт-новатор, разрабатывающий  в поэзии новое направление – «полифоносемантику». Горнон не только читал свои авангардистские стихи,  но и показал свои анимационные работы. По его словам, на трехминутный фильм он потратил  тысячу часов, а на фильм по стихам Василия Каменского – две тысячи. У Горнона нет книг, он является живой легендой, подвижником русского поэтического авангарда.
И Анна Русс, и Рубинштейн, и Горнон трудны для неподготовленного восприятия. У кого-то горели глаза  при их выступлении,  а кто-то недоумевал,  не очень-то понимая услышанное. Но такая неоднозначная реакция и доказывает то, что перед нами живые произведения уникальных авторов.
Стихи Сергея Гандлевского выглядят более традиционными, но они тоже не без тайны:

Выйди осенью в чистое поле,
Ветром родины лоб остуди.
Жаркой розой глоток алкоголя
Разворачивается в груди.

Стихи самого Гандлевского  на поклонников (а их немало)  способны произвести  такое же воздействие, как глоток алкоголя.

Про автографы и гомерический хохот
Григорий Кружков – универсал.  Он и детский, и «взрослый» поэт,  и блестящий переводчик  англоязычных поэтов. Во время  фестиваля  произошел любопытный эпизод: приехавшие поэты зашли пообедать  в ресторан «Старая пристань». В ресторане как обычно звучала песня. И это была известная песня про шмеля из кинофильма «Жестокий романс». Стихотворение Киплинга, ставшее популярной русской песней, перевел приехавший к нам Григорий Кружков! Пришлось ему раздавать автографы, фотографироваться с официантками, но это же приятная обязанность…
И еще об одном эпизоде, связанном  с Григорием Кружковым, хочется рассказать.  На вечере детской поэзии ведущий задал ученикам одиннадцатой школы  каверзный вопрос. Дети замялись с ответом, и тогда поэт – лауреат Государственной премии РФ по литературе, премии Бунина, премии Корнея Чуковского, премии «Antalogia» Григорий Михайлович Кружков, как пятиклассник выкрикнул с места правильный ответ! Что и говорить, в душе каждого поэта живет ребенок, который не устает удивляться и любопытствовать.
Пожалуй, самый большой успех выпал на долю Игоря Иртеньева. Чувство юмора, узнаваемость упоминаемых в стихах реалий жизни и социальная острота – эта гремучая и искристая  смесь вызывала у собравшихся  взрывы гомерического хохота. Все как будто просто:

Людей хороших узок круг,
Скажу тебе, сынок,
Их можно счесть по пальцам рук,
На крайний случай – ног.

А услышишь и поневоле улыбнешься, а то и расхохочешься.


Человек без поэзии - булыжник
В рамках фестиваля  состоялось и выступление костромских поэтов. Читали свои стихи и мэтр нашей поэзии Юрий Бекишев, и такие зрелые поэты, как  Евгений Разумов и Владимир Иванов, и молодые Екатерина Киселева и Владимир Зайцев. Собравшаяся публика поддерживала земляков горячими  аплодисментами. В кулуарах можно было услышать, как тепло отозвались Сергей Гандлевский и Лев Рубинштейн о стихах Алины Кузнецовой.
Тот же Фет сказал, что жизнь без поэзии - все равно что бал без музыки. Балы теперь редкость, но легко можно представить дискотеку без музыки. Легко представить и то, что там начнется минут через десять.
Организаторы фестиваля тревожились: соберется ли народ? Народ собрался. Надо было видеть, как люди слушали! А увидеть можно – фотографии в интернете есть. На лицах – самые разнообразные эмоции, доказывающие, что поэзия необходима, что она помогает увидеть невидимое, скрытое в реальном, и что человек без поэзии  - булыжник.

Александр Бугров
Фото Эвелины
Артемьевой

Партнеры