Именная ложка рассказала о погибшем солдате

Из экспедиции по местам боев Великой Отечественной в Кострому вернулся поисковый отряд «Харон»

 

В этот раз Вахта памяти проходила в Тульской области. За десять дней поисковики подняли из стертых временем траншей, окопов и воронок восемнадцать советских воинов. Самыми ценными находками костромских поисковиков стали именная ложка и два смертных медальона.
О результатах экспедиции нам рассказал один из руководителей отряда «Харон» Алексей Селезнев.

 

Погибли, отбивая контратаку
- Алексей, в этом году ваш отряд опять отправился в Тульскую область. Где именно проходили раскопки?
- В Тульскую область мы ездим уже пятый год подряд. Все это время ведем раскопки на границе Тульской и Орловской областей возле городка Белев.
- Почему именно там?
- Зимой 1941 года наши войска отбросили немцев от столицы. В этом контрнаступлении в составе 10-й армии принимала участие и 328-я стрелковая дивизия, которая формировалась в Костроме. Ее бойцы освобождали город Белев от нацистов. Забегая немного вперед, скажу, что пока медальоны погибших костромичей нам в тех местах обнаружить не удалось.
Кровопролитные бои, с огромными потерями с нашей стороны, там продолжались вплоть до конца 1942 года. Работы для поисковиков в тех местах непочатый край. До сих пор там встречаются останки советских воинов, лежащие практически на поверхности земли.

 


- Вы проводили раскопки на месте какого-то конкретного боя?
- Мы искали у хутора Выгоновский. В том месте, как нам удалось выяснить из архивных документов, в июле 1942 года проходила частная наступательная операция 61-й армии, в которой участвовала 12-я гвардейская стрелковая дивизия.
Тогда как раз подошла к концу Харьковская операция, в которой наши войска потерпели поражение. И будущий фельдмаршал Паулюс двинул свою 6-ю армию на Сталинград. Видимо, военное руководство Красной Армии пыталось оттянуть контрударами какие-то силы немцев. Прорвать немецкую оборону удалось, и дивизия вышла к хутору Выгоновский. Но немцы ударили с флангов, и советским войскам пришлось отходить.
- Сегодня по каким-то признакам возможно определить, насколько ожесточенным был тот бой?
- В том месте, где мы копали, бой был страшный. Это подтверждается тем, что земля буквально напичкана осколками от снарядов и мин. До сих пор, несмотря на то что поле было не раз перепахано, там встречаются неразорвавшиеся мины и гранаты.

Два имени из восемнадцати павших
- Как вы определяете, где именно нужно копать?
- В лесу остатки траншей обычно заметны лучше. А в полях используем щупы -   металлические стержни длиной около полутора метров. Они помогают определить в земле наличие железа, человеческих костей или дерева. Работа кропотливая, щуп приходится втыкать в землю через каждые пять-десять сантиметров, но она приносит результаты.
- С какими сложностями приходится сталкиваться при раскопках?
- В этот раз нам здорово помешала погода: из-за поздней весны и дождей земля была напитана влагой. Приходилось помимо основного раскопа делать еще и дренажные, чтобы вода уходила. Иначе работать было невозможно, мы буквально утопали в грязи.
- Копать глубоко приходится?
- Каждый случай индивидуален. Если тела остались в траншеях, то глубоко, если в воронках — то на половину штыка лопаты. Но бывает и так, что останки воинов лежат прямо на поверхности. Немцы не всегда утруждали себя захоронениями наших солдат, зачастую убирая трупы только рядом с местом дислокаций своих частей.

 

- Сколько бойцов вы подняли в эту экспедицию?
- Восемнадцать. Но идентифицировать пока удалось лишь двоих. Нам повезло: у одного из погибших мы обнаружили именную ложку. Она лежала возле ноги, видимо, он носил ее за голенищем сапога, как многие делали. На ложке четко читались имя и фамилия. По архивным документам удалось восстановить его полное имя, звание и должность. Теперь точно известно, что мы нашли командира пулеметного взвода, лейтенанта Сергея Ефимовича Данилова 1920 года рождения, уроженца Пензенской области, который погиб в июле 1942 года. Любопытно, что по официальным документам его гибель датирована 22 августа 1942 года и он считается похороненным у деревни Лупаново. Но такой деревни там нет. К сожалению, такие ошибки нередко происходили в суматохе боев.
- А кто второй солдат?
- Кроме ложки мы нашли два медальона. Один прочитать не удалось, его отправили на экспертизу, а второй принадлежал красноармейцу Илье Васильевичу Леонову 1905 года рождения. Его родственники проживали в Фергане.
Сегодня нам понятно, что военнослужащие погибли во время боя в немецкой траншее. Скорей всего наши ее заняли, а немцы предприняли контратаку, во время которой и убили наших бойцов.

Война напоминает о себе
- Сегодня можно определить, что стало конкретной причиной их гибели?
- Иногда нам удается обнаружить осколки и пули в останках. Тогда становится довольно просто определить, от чего именно погиб человек. Но в данном случае мы не можем ответить на этот вопрос: почва в тех местах плохая — много влаги,  поэтому кости сохранились плохо.
- Что-нибудь из личных вещей удалось обнаружить?
- Немного: опасные бритвы, карандаши, стаканчик для взбивания пены, монетки, пуговицы.
- Какова дальнейшая судьба найденных бойцов?
- Все они переданы местным властям и будут захоронены 21 июня в мемориале Курган Славы рядом с городом Белев.
- Мне не раз приходилось слышать, что красноармейцы специально выбрасывали медальоны, мол, если его заполнишь, смерть тебя найдет. Может, поэтому так много безымянных останков?
- Я тоже слышал подобное. Но, думаю, дело в другом. В условиях фронта порой не было возможности всем раздать медальоны, а у бойцов не было времени их заполнить. Больше везло тем, чьи части формировались до войны — там медальонов было больше. А потом ввели военную книжку, которая долго храниться не могла. Отсюда и такое количество неизвестных.
- Сколько человек участвовало в экспедиции?
- Больше пятидесяти ребят из России, Беларуси, Казахстана.
- Как организована работа в поисковом лагере и есть ли возможность у обычного костромича поучаствовать в Вахте памяти?
- Мы принимаем всех, кто достиг 14-летнего возраста. Нужно прийти к нам в молодежный центр «Пале» в отряд «Харон». А работа полевого лагеря устроена просто. Ночуем в палатках и спальниках. Подъем в 8.00, в 9.00 завтрак – и на работу. Особое внимание уделяется дисциплине. Например, категорически запрещено приносить в лагерь найденные боеприпасы. Это не шутки: война в любой момент может напомнить о себе.

 

Алексей ВОИНОВ
Фото из архива
Алексея Селезнева

 

Партнеры