Геннадий Соколов: На войне организм ко всему привыкает

«Геннадий Павлович», - представился седой мужчина и пожал мне руку. Да так, что у меня пальцы хрустнули. Настоящее мужское рукопожатие. И судьба такая же. Ветеран Великой Отечественной, он участвовал в самых знаковых битвах, которые давно называют переломными моментами войны.

 

Досье
Соколов Геннадий Павлович
Родился 1 февраля 1922 года в деревне Хмелевка Шарьинского района Костромской области.
До 10-го класса учился в Ивановской средней школе. В 1942 году - учился в 3-м Ленинградском артиллерийском училище.
В октябре 1946 года пришел с фронта.
С 1947 года заочно учился в учетно-кредитном техникуме Госбанка СССР. С 1950 по 1967 год учился во Всесоюзном заочном финансово-экономическом институте. В 1983 году вышел на пенсию с должности управляющего Шарьинского отдела Госбанка.
Женат, есть два сына и два внука.
Участник Сталинградской битвы, битвы на Курской дуге.
Имеет боевые награды «За отвагу», «За оборону Сталинграда», орден красной звезды, орден Отечественной войны II степени и многочисленные памятные медали.

 

Геннадия Соколова призвали в январе 1942 года. Он даже десятый класс не окончил. Отправили учиться в 3-е Ленинградское артиллерийское училище, которое тогда было эвакуировано в Кострому. Уже в июне он ушел на фронт. Сначала в 357-ю стрелковую дивизию, находившуюся тогда под городом Калинин. Но от нее после окружения осталось только знамя.
Потом Геннадия Соколова откомандировали под Тулу – в 95-ю стрелковую дивизию. Там он стал наводчиком 76-миллиметрового орудия, легкого маневренного оружия. Формировалась дивизия больше месяца, после чего ее отправили на станцию Сухиничи Смоленской области. Только выгрузились из эшелона - команда: «По вагонам!». Оказалось, поехали в Сталинград.
- Когда вас отправили в Сталинград, там уже начались боевые действия?
- Тогда немецкие войска уже форсировали Дон. Вскоре наши войска стали сдавать позиции, и немцы подошли к Сталинграду. Мы прибыли на поезде, высадились в семидесяти километрах от Сталинграда. И пошли туда своим ходом. Орудия везли четыре ездовые лошади. Шли к Сталинградскому тракторному заводу. В шесть часов утра началась бомбежка. А мы — на шоссе. Там по обе стороны росли красивые акации в два ряда. Под этими акациями и просидели целый день - нас не видно было. А мы видели и слышали, как самолеты бомбили город...
- Вы были совсем молодым, неужели не было страшно?
- Кто скажет, что не страшно на войне? Конечно, страшно. Но ко всему привыкает организм человеческий. Если провыл над головой заряд – слава богу, значит, не по тебе.
- Когда приняли первый бой?
- Вечером того же дня мы поехали занимать огневую позицию. Все вокруг гудело, горело. Нефтяные сооружения разрушили, нефть прямо на воде горела высоким  пламенем. Объектом нашей атаки был Мамаев курган. Он четыре раза переходил от немцев к нам. Сначала мы стреляли с закрытой позиции. От Мамаева кургана стояли в пяти километрах, а возможности пушки таковы, что стрелять она могла на двенадцать километров. Перед наводчиком стоял щит из толстой стали, который защищал его. Стреляли по команде командира батареи с наблюдательного пункта – прицел такой-то, угол такой-то. Сообщали нам, какие снаряды выбрать – осколочные или фугасные. Первые, как ударятся о землю, сразу взрываются - ими стреляют по живой силе. А вторые входят в землю и там разрываются - ими стреляли по сооружениям. Сначала стреляли через дома.
- В смысле?
-  Снаряд выше крыш летал - дома были двухэтажные. Потом дали команду сменить огневую позицию. Перебазировались на юг - к металлургическому заводу. Расположились прямо на его территории. Вырыли для пушки окопчик. Стреляли уже не с севера на юг, а с востока на запад, но опять же по Мамаеву кургану. Завод к тому времени уже не работал. А вот Сталинградский тракторный еще действовал и оборонялся. Только вместо тракторов они делали и ремонтировали танки. Рабочих завода мобилизовали для защиты предприятия и города. В октябре нашу пушку повредили осколками, пришлось откатить ее к берегу Волги. Вскоре мы переправились на правый берег - за новыми пушками. И разместились на том же берегу, в восьми километрах от города. В декабре, когда Волга застыла, вернулись обратно в руины Сталинграда.
- Каким встретил вас Сталинград?
- Он уже был весь разбит. В августе же произошло крупное наступление, немецкие самолеты обрушились на город и беспощадно его бомбили. До шестисот самолетов в небе было. Центр буквально за несколько часов разрушили. Обратно, в Сталинград, мы приехали в те же заводские районы. Огневую позицию надо было оборудовать, а где? Кругом руины и разрушенный кирпич. Заняли разбитый дом и установили прямо там пушку. Окна заложили кирпичом, оставили только ствол, который из окна торчал. Возможности вырыть окопы не было. Начнут стрелять по нам, а укрытия нет. На моих глазах погиб командир орудия. Пуля попала ему в шею прямо через отверстие, в которое он наблюдал за обстановкой. Хоронить надо, опять же – где? Разобрали кирпичи и положили. Никакого гроба не было. Прикрыли шинелью и теми же кирпичами.

 

 

 

- А у вас были ранения?
- Как раз под Сталинградом ранили в левое предплечье. Лечился три недели в госпитале нашей дивизии, который находился за Волгой. Потом вернулся в свою батарею. Еще вот левое ухо с той поры плохо слышит: постоянно стоял такой гул орудий, что перепонки просто не выдержали.
- Во время войны часто писали письма домой?
- Однажды на мое имя пришло письмо от фигуристки из Сибири. Она меня благодарила. Откуда меня знала? Не представляю. Но обстановка такая, что писать было некогда. Стоял вопрос, как выжить, а не как завязать переписку с девушкой. Даже домой родителям писал нечасто.
- В современных фильмах иногда показывают, как солдат плохо кормили на передовой. Это правда?
- Кормили по-разному, но мы никогда не голодали. Щи с бараниной даже ели. Я, правда, баранину не любил. Еще было такое – немцам сбрасывали с самолетов провиант. Он, случалось, попадал и к нам. Если рядом с нашей пушкой падал, мы его, конечно, подбирали. Мылись при случае, когда река рядом была. Да и как сказать мылись? Так, немножко пополощешься. Но при всем этом люди не болели. За войну закалились.
- Помните окончание Сталинградской битвы? Как это было?
- Шли ожесточенные бои. Три фронта защищали Сталинград: Юго-Западный, Донской и Сталинградский. Наша 62-я армия и входившая в ее состав 95-я стрелковая дивизия под командованием маршала Чуйкова защищали центральную часть города. 30 января 1943 года южная немецкая группировка капитулировала. Фельд-
маршала Паульса, который ею командовал, пленили в подвале универмага на правой стороне города. 2 февраля капитулировала и северная группировка. Мы находились на территории, где как раз окружали войска северной группировки. Немцы укрывались в подвалах. Когда сдались в плен, выбросили белые флаги. Мимо нас потом проходили пленные войска. Скверно они выглядели. Обросшие, небритые замухрышки.
- Вы участник не только знаменитой Сталинградской битвы, но и битвы на Курской дуге.
- После Сталинграда дивизию направили под Курск. Немецкие войска готовили наступление, хотели отомстить за Сталинград. Но и с нашей стороны было готово наступление. В итоге на Курской дуге было более четырех миллионов человек живой силы. Мы сделали мощную артиллерийскую подготовку... С Курской дуги пошли на Украину, потом на Молдавию. На границе с Румынией последняя большая операция была. Ясско-Кишиневская. Потом мы преследовали немцев по территории Румынии, Венгрии, Чехословакии. Дошли до места, которое называют Гавричковым, или еще «Немецким бродом», в шестидесяти километрах от Праги. Там я и получил известие о победе. А Прагу освобождал другой, 2-й Украинский фронт. Мы были 3-м. Поэтому до Берлина я не дошел. Но сожалений по этому поводу нет. На войне не мечтал, а выполнял поставленные задачи. Только боевой приказ, никаких размышлений.

Всю войну Геннадий Соколов прошел в звании младшего сержанта. Во время освобождения Европы служил в отделе контрразведки дивизии.
С фронта пришел в октябре 1946 года. Понял, что у него даже школьного аттестата нет. Пошел в учетно-кредитный техникум. Работал в сберегательной кассе контролером. Потом - в банке, работал кредитным инспектором. Кредитовал колхозы, финансировал совхозы. Вся гражданская служба Геннадия Павловича была связана с банковской системой.

Людмила МАКСИМОВА
Фото автора и из архива героя материала

Партнеры