А был ли веер?

События личной жизни на фоне большой политики и придворных интриг — так организаторы решили показать период царствования Екатерины II. Эта выставка — совместный выставочный проект Костромского музея-заповедника и Государственного исторического музея. И на ней представлено более 150 подлинных экспонатов.

Выставленные предметы — настоящие реликвии. Не копии, а именно оригиналы личных вещей императрицы, уникальные портреты фаворитов, политических союзников и соперников, написанные по большей части неизвестными мастерами XVIII века.
«Посмотреть, как же из этой 14-летней девочки, какой она приехала в Россию, этой скромной, бедной немецкой принцессы получилась императрица, которая продвинула Россию по пути цивилизации намного. Какие обстоятельства должны были ее подвигнуть к этому, какие способствовали, какие мешали, какие вырабатывали ее характер», - так идею выставки объясняет Елена Горохова, заведующая отделом истории России с древнейших времен до XVIII века Государственного исторического музея.
На черно-белых гравюрах — виды Петербурга и Москвы и резиденций императрицы. Еще  есть оружие, редкие нумизматические памятники, документальные материалы. Особое внимание привлекают жалованные грамоты, дающие право на графский титул. Например, грамота размером с большую книгу, прошитая золотыми нитями, жалованная императорскому любимцу - графу Орлову за заслуги в организации дворцового переворота. Одна из страниц грамоты отдана под изображение герба, который всегда давался с титулом.
А рядом – роскошный свадебный сервиз, сделанный к бракосочетанию Екатерины и великого князя Петра Федоровича, и книга со словами «Символа веры», которые София-Екатерина во время обряда перехода в православную веру произнесла без запинки, вызвав слезы умиления у свекрови.
Большая часть представленных экспонатов - из исторического музея. Но те, что дали выставке название, веера — наши. Из резных косточек, шелковой ткани, слоновой кости, разукрашенные гуашью и акварелью. Их вообще редко выставляют — слишком хрупкий предмет. Да, это не те веера, что держала сама императрица. Но они связаны с красивым  преданием о том, что именно Екатерине II Кострома обязана своим гербом и редкой, веерной, планировкой улиц.
До конца XVIII века Кострома была хаотичным скопищем деревянных строений. Она часто горела. После очередного страшного пожара городские начальники решили, что центр нужно строить в камне и по плану. Эту знаменитую легенду рассказывают всем гостям Костромы, верят в нее и некоторые костромичи. Решить градостроительную проблему, над которой бились специалисты, просто и изящно - это в императорском духе. Екатерина II якобы уронила раскрытый веер и сказала: «Так и стройте».
Но если обратиться к фактам, то императрица посетила Кострому за шесть лет до пожара. То есть задолго до того, как возник вопрос о перестройке города. В областном архиве сохранились страницы уникального журнала о ее пребывании на костромской земле. Екатерина внимательно осмотрела город, пожаловала костромичам герб с изображением ладьи, а вот веер не роняла. Более того, известно, что она вееров не любила и держала их неуклюже. Современники отмечали, что «ее прелестная ручка предназначена не для вееров, а только для скипетра».
Впрочем, к проекту перестройки города императрица ручку все же приложила. По документам, план Костромы разработала городская комиссия в 1784 году. Но утверждён он был в Петербурге и скреплен царской печатью: «На подлинном написано собственною Ея Императорского Величества рукою — Быть посему». А значит, веер все же был. Пусть и не тот, которым обмахиваются, а веерный план губернского города Костромы, который держала императорская рука.

Людмила МАКСИМОВА
Фото Сергея Калинина

Партнеры