Четыре рыцаря Надежды

Такую фотографию — хоть на конкурс «Счастливое детство»: бравый кадет — вверху. Чуть пониже три светленьких паренька с добрыми, безобидными глазами. Можно на конкурс. Если не знать, что за плечами у этих мальчишек — нищета, выгонявшая из дома на церковную паперть, одиночество, приучившее ни с кем не делиться сокровенным, и боль, причинённая самыми близкими. И если не догадываться, что двое взрослых, которые рядом на фотографии, не мама и папа - «тётя Надя» и «дядя Коля». Надежда и Николай Федотовы-Соловьевы — фермеры из посёлка Мисково Костромского района. Для Вити и Вани Старцевых, Саши Зубакова и Андрюши Смирнова — совершенно чужие по крови. Но по зову сердца четырём мальчикам с очень непростыми судьбами несколько лет назад ставшие самыми родными.

 

Приехали за девочкой — уехали с двумя. Пацанами
Этому нельзя научиться. Оно само приходит — неизвестно откуда. Хотя супруги Федотовы-Соловьевы точно знают, откуда в их сердцах столько любви к чужим сыновьям, лишённым родительской заботы и ласки. Да из собственного детства. Николай вспоминает: когда закончилась Великая Отечественная война, его отец устроился на работу в детский дом. Маленький Коля частенько заходил к папе, а потому о детдомовской жизни был не просто наслышан — он её видел. Своими глазами.
Надежда же, когда видела осиротевших мальчишек и девчонок, признаётся, всегда с трудом сдерживала слёзы. И даже в воспитатели в юности хотела пойти — именно детям-сиротам помогать мечтала. Так и не решилась, правда: побоялась — сердце не выдержит. Молодая мама четырёх малышей (в семье Федотовых-Соловьевых три дочери и сын) тогда, наверное, не подозревала совершенно: через несколько десятилетий воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, станет для неё больше, чем профессией. Призванием.
…Хрупкая девочка внимательно посмотрела на Надежду. «Как тебя зовут, девочка?» - «Таня». - «А фамилия у тебя какая?» - «Федотова». С того дня прошло семь лет. А Надежда до сих пор помнит, как, увидев, в доме своей односельчанки и подруги Татьяны Бубновой маленькую однофамилицу, недавно привезённую из реабилитационного центра, в одночасье поняла: и в её семье обязательно появится приёмный ребёнок. Уже через год, в 2007-м, Федотовы-Соловьевы переступили порог Костромского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних. За девочкой приехали. Уехали с двумя — пацанами. С братьями Витей и Ваней Старцевыми. Без которых одну из самых неугомонных и артистичных семей Мискова сегодня просто невозможно представить.

 



Домой...
Только представьте: четырнадцатилетний бравый малый в отутюженной форме с красными погонами (он же всё-таки финалист конкурса «Кадет года»). Собранный, подтянутый, аккуратный. Сейчас в учащемся Костромского кадетского корпуса Викторе Старцеве вряд ли кто-то узнает того самого Витеньку Старцева, который в марте 2007-го взволнованно и нетерпеливо вбежал в комнату реабилитационного центра, заполненную многочисленными «мамами» и «папами».
В его младшем брате — двенадцатилетнем Иване, победителе школьных соревнований по теннису, непревзойдённом футболисте и лыжнике, танцоре и певце, невероятно быстро запоминающем наизусть любые стихи - робкого первоклашку Ванечку, не умевшего ни читать, ни писать, тоже ни за что не угадаешь. Шесть лет назад маленькие костромичи Старцевы интуитивно подошли к Надежде и Николаю Федотовым-Соловьевым и попросились — домой. В совсем незнакомый и кажущийся таким далёким посёлок Мисково.
Сначала — только на весенние каникулы. Потом, после Ванечкиного дня рождения - когда шестилетний малыш сделал внезапное открытие: в жизни, оказывается, бывают праздники, - насовсем. Детская в доме Федотовых-Соловьевых, из которой к тому времени уже выпорхнули быстро повзрослевшие родные «птенцы», снова превратилась в обжитое гнёздышко. Через четыре года ставшее ещё более густонаселённым.

 



Возьмите меня!
Быть может, банальное совпадение: в 2011-м Федотовы-Соловьевы вновь приехали за девочкой. На этот раз — в Ковалёвский детский дом. И вновь уехали с двумя. Мальчишками, естественно. Просто не смогли отказать восьмилетнему Андрюше, смотревшему на них во все глаза. Со всей отчаянностью убеждавшему: «Я хорошо учусь! Я люблю читать!». Повторял — опять и опять, с мольбой в голосе. Пока воспитатели не увели. И вдруг (эту сцену даже Николай Соловьев, бывший танкист, пересказывает с плохо скрываемым волнением) — вбегает обратно. Секунда — и малыш уже у кресла, в котором сидит Николай: «Возьмите меня! Возьмите! Возьмите!». Взяли. А вот это, похоже, уже судьба.
И это, несомненно, судьба: вместе с Андреем Смирновым в семью Федотовых-Соловьевых  попросился  тогда ещё десятилетний Саша Зубаков. Нет-нет, они не родные. Просто всегда и везде вместе: поделки любят мастерить, в православный кружок, к батюшке, с удовольствием ходят. Только в редкие минуты Саша уединяется: идёт — самостоятельно, совсем не нуждаясь в провожатых — в храм, Библию и Закон Божий вдумчиво читает. Надежда и Николай уверены: в Ковалёвском детском доме научили верить. А может быть, когда-то давно научила мама, которую Саша вспоминает часто (и салат «Оливье» он с мамочкой готовил, и торт «Наполеон» пёк). И письма от которой часто получает — полные раскаяния. Мама очень хочет вернуться и начать новую жизнь. Вместе с Сашей. Надежда и Николай Федотовы-Соловьевы не против: лишь бы ребёнок был счастлив. Остальное неважно.

Просто «дядя» и «тётя»
Поразительно: они даже не требуют называть себя мамой и папой. «Мама с папой у вас есть», - не устают повторять. Просят тётей и дядей называть — и считать именно тётей и дядей. И это не ложная скромность и тем более не рисовка. Просто для Надежды и Николая Федотовых-Соловьевых не подлежит сомнению: мама и папа — святое. Трёх дочерей и сына воспитавшие, о семи внуках заботящиеся, и ещё двух, кстати, ждущие с нетерпением, они, как никто, понимают: родителей не заменить. Да и не надо. Надо научить главному — жить в семье.

 


Жить в семье — значит трудиться: летом Федотовы-Соловьевы все вместе полют клубнику и окучивают картошку около дома, собирают ягоды и грибы в лесу. И круглый год вместе учат уроки — строго до девяти вечера. Жить в семье — значит помогать друг другу: Федотовы-Соловьевы давно привыкли мыть посуду и делать уборку по очереди. Жить в семье — значит радовать себя и близких: на всех  поселковых праздниках в десяти из пятнадцати концертных номерах поют, танцуют и читают стихи Федотовы-Соловьевы. Жить в семье — значит  коллективно отдыхать: Новороссийск и Петербург, Москва и Ярославль, цирк, боулинг, каток, кино и карусели — Федотовы-Соловьевы везде вместе. Жить в семье — значит любить, наконец. Федотовы-Соловьевы  любят. Доказательств не надо: всё видно по глазам.
И ещё: жить в семье — значит не жаловаться. «А как же трудности — неужто не бывает?» В ответ Надежда и Николай пожимают плечами: да вроде, не бывает. Конечно, лукавят. И обо всём, что пришлось пережить «тёте Наде» и «дяде Коле», прежде чем стать для мальчишек с непростым прошлым родными тётей и дядей, сознательно не говорят. Зато с удовольствием говорят о будущем: «Мы будем рядом с мальчиками столько, сколько нужно. Хоть всю жизнь». Не бросают слова на ветер: недавно Надежде предложили возглавить новое швейное предприятие в Мискове. Многодетная «тётя» отказалась: какое директорство, когда дома — четыре рыцаря, за которыми нужен глаз да глаз? И ещё одна свободная комната: Федотовы-Соловьевы всё-таки не отставляют надежды взять на воспитание девочек.

Дарья ШАНИНА
Фото из архива семьи

P.S. Через нашу газету семья Федотовых Соловьевых  благодарит за помощь в воспитании мальчиков Евграфову Татьяну Васильевну и Усикову Нину Алексеевну (Волжский детский дом), а также Смирнову Галину Николаевну (органы опеки Костромского района)

Партнеры