Под «крышей» Дома...

Кострома должна стать одним из главных центров историко-культурного наследия страны

 

Не стать невозможно — при таких аргументах. Это наш Иван Сусанин (не придуманный, реальный) четыреста лет назад спас Россию — убедил костромской экс-мэр Борис Коробов. Это наши деревни (не компьютеризированные, «естественные») сегодня спасают Россию — подтвердил заслуженный художник Иван Глазунов. Это наша провинция (не искусственная, настоящая) совсем скоро спасёт Россию —  предсказал историк Александр Боханов. Об особенной миссии Костромы, начавшейся в 1613-м и продолжающейся до сих пор, в областной столице на минувшей неделе размышляли политики, учёные и деятели культуры: в первые дни весны на земле, где зародилась российская государственность, стартовали торжества, посвящённые 400-летию окончания Смуты и воцарению династии Романовых.
Потрясающее дежа вю: Москва опять не у дел. Как и четыре столетия назад, весной 2013-го всё самое главное снова начинается в Костроме. И снова — с Сусанина. Правда, на этот раз, завидев суровый лик Ивана Осиповича, выдвигаться навстречу легендарному провожатому  не только можно безбоязненно — нужно обязательно. Теперь в болота не заведёт: он же памятник. Теперь заведёт в областную универсальную научную библиотеку, в стенах которой 26 февраля экс-мэр Костромы Борис Коробов презентовал собственную уникальную «царскую» коллекцию, начавшуюся много лет назад с картины Сергея Маковея.

 


Живописного собрания «без примесей», впрочем, не получилось: в коробовских запасниках, открытых для всеобщего обозрения в минувший вторник, обнаружились и праздничная Триодь, изданная ещё при Михаиле Романове - в 1636-м, и ваза из корня берёзы, посаженной в Ипатьевском монастыре во время посещения обители Николаем II, и гипсовый «портрет» Ивана Сусанина, дотошно воспроизводящий черты лица патриота. В офис бывшего костромского главы (а уже оттуда — в зал ценной и редкой книги областной библиотеки) перекочевал даже малахитовый письменный прибор — прямиком из приёмной последнего российского императора (о путешествии николаевского письменного прибора из Петербурга в Кострому и других тайнах частной коллекции Бориса Коробова читайте в ближайшем номере «СП-ДО»).
Кстати, подобное сближение нашей региональной столицы со столицей северной сам Борис Константинович считает вполне естественным: титул колыбели российской государственности Кострому ещё и не к такому обязывает — тонко намекнул Коробов, проводя эксклюзивную экскурсию для первых посетителей выставки.
К чему именно обязывает Кострому «колыбельное» прошлое, выяснилось уже в выходные:  2 и 3 марта об исключительной роли нашего города в судьбе страны и не только об этом размышляли участники VI Романовских чтений, организованных Костромским госуниверситетом имени Н.А. Некрасова, — более двухсот пятидесяти аспирантов, преподавателей и научных сотрудников из сорока шести российских и белорусских университетов.

 


В этом году учёные мужи и дамы, вдохновлённые обещанием президента Владимира Путина в ближайшее время создать единый учебник истории России, решили посвятить два дня конференции не просто серьёзной полемике о Смуте — без малого восстановлению исторической правды. В одном действительно сошлись, ещё во время пленарного заседания: в марте 1613-го Кострома выполнила не земную — божественную миссию, подарив огромному государству долгожданное успокоение. На целых триста лет.

 


Кстати, все три романовских века, как выяснилось сразу после пленарного заседания чтений, прожить всего за десять минут вполне реально. К тому же прожить на ста квадратных метрах: выставка «Триумф империи Романовых», обосновавшаяся прямо на центральной аллее проспекта Мира напротив Дворянского собрания, прогуляться по столетиям XVII-XIX предлагает всем желающим. Правда, первым пожелавшим наведаться в империю в субботний полдень повезло вдвойне: и напутствие получили — от председателя правления Благотворительного фонда святителя Василия Великого Константина Малофеева и экскурсию выслушали — от князя Зураба Чавчавадзе. Убедились: в триумфальной стране, имевшей очень много университетов и крайне мало чиновников, постоянно совершавшей научные открытия и промышленные перевороты, не проигравшей практически ни одну войну и буквально наводнённой меценатами, индекс счастья на самом деле зашкаливал.

 


И вдруг — начал резко понижаться. На фото 1903-го они ещё безмятежно-спокойны: молодой мужчина с пронзительным взглядом и миловидная девушка, чуть улыбающаяся уголками губ. Николай и Ксения. На фото 1919-го уже нет улыбающейся девушки — есть «разбитая» женщина. И молодого мужчины нет. Вообще нет на земле. Между снимками, разделёнными пятнадцатью годами, через весь зал Романовского музея — страницы дневников великой княгини Ксении Александровны, уже в XXI веке пущенные потомками с молотка, купленные фондом Василия Великого и теперь привезённые в Кострому. Висят.
Как после Октября висели на волоске судьбы всех Романовых. Нетвёрдой рукой (на борту «Мальборо», наверное, качало) 29 марта 1919-го сестра последнего русского императора вывела: «Всё кончено, - самое тяжёлое, о чём думать даже было больно, — свершилось. Мы покинули родину! Теперь мы настоящие беженцы — бездомные». И только о казни брата и его семьи годом раньше ни слова. Слышала, конечно. Но до последнего не могла поверить.
Заслуженный художник Иван Глазунов, сын легендарного академика, родившийся и выросший в Москве, признаётся: тоже долго не мог поверить. В то, что настоящая, исконная, неподдельная Россия жива. Пока двадцать лет назад не отыскал её — на Унже. С тех пор с походным рюкзаком за плечами обошёл чуть ли не весь русский Север, из каждого путешествия возвращаясь в столицу то с большим кованым холмогорским сундуком, то с сундучком поменьше, то с толстой душегреей, то с тонкой вышитой рубахой: дарили, обменивали, продавали.

 


А самое дорогое, то, что невозможно ни принять в дар, ни обменять, ни тем более купить, — писал. Крутые берега, серые реки и простор, простор, простор... Кострому такими пейзажами, конечно, не удивишь. Да и к юбилею российской государственности они никакого отношения не имеют. Но ради одного Иван Глазунов всё-таки должен был провести минувшие выходные на нашей земле. Чтобы признаться: Кострома вдохновляет. А значит, стать крупным центром историко-культурного наследия, о чём говорил, открывая праздник, губернатор Сергей Ситников, у неё есть все шансы.

 

Дарья ШАНИНА
Фото Сергея Калинина
и автора 

Партнеры