Сергей Галичев: Было бы честно распустить городскую Думу и дружно пойти на выборы

Опубликовано 03.07.2012 17:13

На прошлой неделе депутат областной Думы, председатель комитета по экономической политике, инвестиционной деятельности и предпринимательству, известный в регионе телеведущий и кулинар Сергей Галичев ответил на вопросы журналистов «СП».

– Сергей Вячеславович, чем сегодня занимается возглавляемый вами комитет по экономической политике, инвестиционной деятельности и предпринимательству?
– Из последних новостей назову то, что на комитете депутаты приняли изменения в областной закон об инвестиционной деятельности. Предложено преобразовать существовавший ранее Совет по инвестициям в Совет по инвестиционной деятельности и созданию инвестиционных условий в Костромской области.
– И в чем тут принципиальная разница?
– В нашем понимании, на этом Совете, как и было пять-шесть лет назад, нужно рассматривать только те проекты, которые предусматривают более пятидесяти миллионов вложений с одновременным предоставлением со стороны региона соответствующих преференций: по налогам на прибыль и на имущество. Ведь доходило порой до абсурда: предпринимателю для того, чтобы построить какой-нибудь гараж, нужно было выступать и защищать свой проект на Совете по инвестициям. Еще один важный вопрос, который прорабатывал в последнее время наш комитет: проект закона о вывесках и указателях, не содержащих сведений рекламного характера.
– А что в этой сфере требует корректировки?
– Вокруг вывесок в регионе было сломано очень много копий. Причем, как мне кажется, это была целиком надуманная история. На разрешительной деятельности и на контроле за вывесками, как мне видится, кормились отдельные недобросовестные чиновники. Вывеска предпринимателю положена и по закону, и по логике развития бизнеса. Как, позвольте спросить, можно открыть магазин и об этом ничего не сказать? У нас же в Костроме доходило до того, что даже некоторые федеральные сети уходили из города – быстрее было сделать сам магазин, чем получить разрешение на вывеску.


Сергей Галичев

– И каковы были ваши предложения?
– Решением комитета мы еще раз подтвердили: вывеску нужно вешать без всяких согласований. Более того, она должна быть обязательна.
– А копья-то обо что ломались в этом на первый взгляд довольно несложном вопросе?
– Мы столкнулись с серьезным противостоянием со стороны инспекции административно-технического надзора. С июля отменяется закон о чистоте, поэтому значительной части чиновников контролировать будет нечего. А тут еще и вывески ни с кем согласовывать не надо. Это ж как фронт работ сокращается!
– Популярная тема для обсуждения последнего времени – переход к адресности в предоставлении социальной помощи. Какова ваша позиции по этому вопросу?
– Резкий рост социальных расходов областного бюджета в последние пять лет обусловлен тем, что мы за это время пережили четыре тура различных выборов. Если прибавить к ним всевозможные местные выборы, то еще больше. Именно поэтому за увеличением объемов помощи и числа получателей социальных выплат стоят в первую очередь политические, а не какие-либо другие цели. Сегодня ясно одно: если мы не стабилизируем социальные расходы – область провалится в финансовую пропасть.
– Разве в свое время трудно было подсчитать бюджетные итоги такой «доброжелательной» политики?
– Просчеты были не только в расходной части. Например, в 2011 году область недополучила по разным каналам около двух миллиардов рублей финансовой помощи из федерального центра.
– И чем мы так провинились, что недополучили эти средства?
– В одном случае кто-то не совсем грамотно составил документ. В другом – кто-то вовремя не привез документ. Где-то мы перешли установленный предел дефицита бюджета. Личностный фактор также сыграл свою роль: договариваться по деньгам надо было ехать губернатору, а поехал директор департамента финансов. Череда таких событий привела к тому, что нам в конце концов просто отказали в финансовой помощи.
– Насколько болезненной может оказаться предполагаемая адресность в предоставлении социальной помощи?
– Надо учитывать, что с 2009 года в отношении широкого круга категорий льготников увеличивались федеральные социальные выплаты, заметно подросло пенсионное обеспечение. Поэтому, я уверен, социальная поддержка должна быть адресной. Она должна предоставляться тем, кому это действительно необходимо. Кроме того, нам здесь следует учитывать и интересы региона, который своим участием так или иначе компенсировал недостаточность федеральной помощи. При увеличении федеральной части социальной помощи областная часть должна сокращаться.
– Насколько, по вашему мнению, области требуется «урезать» объемы социальной помощи своим жителям, чтобы начать сводить концы с концами?
– Законодательство требует уровень социальной поддержки граждан сохранять на уровне не ниже предыдущего года. Задача региона – удержаться в этих объемах. Мы не будем меньше платить. Просто нам сегодня нужно научиться оказывать помощь более справедливо.
– Каковы, по вашему мнению, перспективы роста доходной части областного бюджета? Экономика региона в состоянии это обеспечить?
– Надо отдавать себе отчет в том, что Костромская область никогда не была местом бурного роста экономики. Более того, у нас значительная часть людей вообще работает за пределами региона, на отхожих промыслах. Потому мы и неоднократно предлагали федеральному центру перевести уплату подоходного налога не по месту работы гражданина, а по месту его жительства. А то получается, что костромичи работают в других регионах, но семьи – жены, дети, родители у них здесь. Социальные услуги предоставлять нужно здесь. Инфраструктуру и благоустройство создавать нужно опять же здесь. Да и после заработков отходники возвращаются в Костромскую область и живут здесь. А вот налогов с них область не видит.
– А что в таком случае мешает это сделать?
– Правительству давно пора, и мы неоднократно говорили об этом, определить работодателям минимальный уровень заработной платы по отраслям с условием, что налоги, а также пенсионные и социальные отчисления работник уплачивает сам. Так, собственно говоря, и принято в большинстве развитых стран. Вот только наша власть осторожничает.
– По какой такой причине?
– Когда люди будут сами платить подоходный налог, пенсионные начисления, оплачивать расходы на медицинское страхование (понимаете, сами, а не их предприятия), они и спрашивать начнут за эти деньги по-другому. Сегодня же мы говорим, что строим цивилизованное государство, а методы изъятия у населения денег в бюджет у нас целиком советские.
– Сегодня в разработке у областных депутатов предложение по снижению региональной части налога на прибыль. Какова может быть реальная отдача от такой меры?
– На мой взгляд, этот вопрос также относится к разделу политических игр. Поверьте, я хорошо знаю предпринимательское сообщество и те принципы, которыми руководствуются предприниматели при перечислении налогов. Грамотный руководитель предприятия покажет столько прибыли, сколько он считает нужным. Снизим мы налоги или нет – это вопрос политического позыва, демонстрация того, что к бизнесу власть относится лояльно. Скажу больше: сколько предприниматель запланировал в своем бизнес-плане уплатить налогов, столько он и уплатит. Никакие меры, кроме экономических и лично-политических, здесь не сработают.
– А что значит лично-политические меры?
– Хорошо помню, как губернатор Виктор Шершунов, приезжая в тот или иной район, открыто обращался к бизнесу: бюджету тяжело, задач нерешенных много, давайте вместе порешаем этот вопрос. И ведь предприниматели без всяких комиссий по мобилизации доходов повышали налоговую планку, понимая, что с ними власть говорит.
– А на вас самого в период занятия бизнесом такие обращения действовали?
– Действовали. С одной стороны, ты, как бизнесмен, кроишь, детально рассчитываешь экономику предприятия, думаешь о средствах развития, но с другой – ты живешь в определенной социальной среде. Ты должен понимать, что невозможно показывать все время минусы по работе. Это неэтично, и такая отчетность шита белыми нитками. В любой работе нужен нормальный баланс рентабельности и налоговых изъятий. В свое время, когда высчитывали объем изъятия по «упрощенке», правительство много советовалось с регионами. Мы тогда высказали, что нормальная налоговая нагрузка на предпринимателя (за исключением НДФЛ и НДС) не должна превышать пяти-десяти процентов от выручки. Приняли тогда ставку в шесть процентов.
– Вы были депутатом городской Думы. Как вам идея сити-менеджерства? Что показала «боевая ничья» на выборах главного городского чиновника?
– Идея о должности сити-менеджера появилась при Ирине Переверзевой. Я сам тогда продвигал эту идею.
– Вам-то это было зачем?
– Ирина Владимировна часто отсутствовала: то в Страсбурге она, то еще где. Вот мы и собирались назначить ей человека «на хозяйство».
– А какова причина ничейного результата на выборах главы администрации?
– Счет 17:17 показывает, что в городской Думе есть две большие группировки. Такого, кстати, не было раньше ни в одном составе городской Думы. То есть депутатские «группы по интересам» были, но не было группировки, которая могла бы составить половину голосов.
– Сиди вы, как было раньше, в кресле городского депутата, кого бы поддержали из прошлых «финалистов»?
– Честно сказать, мне все равно, кого три с половиной года будут ругать горожане.
– Думаете, недовольство неизбежно?
– Учитывая клановость, сложившуюся в городской Думе, ни один сити-менеджер не сможет в городе что-то реально переломить. Как только он начнет что-то делать, сразу наступит на чьи-то интересы. В том числе и на интересы того, кто его поддерживал.
– Даже если будет избран реальный профессионал?
– Никакие инопланетные идеи или умение делать мебель от такого давления и такой зависимости человека не спасет. Он в любом случае будет на коротком поводке у избравших его депутатов.
– Из этого следует, что...
– В сегодняшних условиях в Костроме однозначно должны быть прямые всенародные выборы главы города. Было бы честно распустить городскую Думу, предварительно изменив устав города, и дружно пойти на выборы. Например, в областной Думе подобная норма закреплена законодательно: если дважды не согласовывается кандидатура на пост губернатора – Дума распускается. С чего вдруг городским депутатам так держаться за свои кресла, если они не могут избрать по конкурсу чиновника? Пусть в таком случае избиратели решат, кто в городе главный. Заодно народ пускай посмотрит и на думцев городских, может, и их ряды немного почистит.
– Большинству жителей области Сергей Галичев известен как кулинар, умелец вкусно и красиво готовить. Это извечная депутатская тяга к публичности или что-то еще?
– Программу «Спецобслуживание» я в свое время запускал для раскрутки коммерческого предприятия, которое возглавлял еще не будучи депутатом на освобожденной основе. Сегодня же программа возрождена из других побуждений – как рейтинговый и востребованный зрителем телепроект. На программу ко мне приходят люди, с которыми простому ведущему было бы тяжело. Ведь через мою студию прошли практически все первые лица области, которые любого ведущего собой заполонят. Они и мне-то слова сказать не давали.
– А что сами готовить любите?
– Трудно сказать однозначно. Очень много блюд перепробовал с тех пор, как миновал советский дефицит продуктов. Сейчас, когда продукты есть, всегда стараюсь приготовить что-нибудь интересное, о чем читал только в переводных книжках по кулинарии. А еще люблю, когда на кухне хорошие ножи, плита. Я ведь работал в свое время слесарем в «Горгазе», где через мои руки прошли тысячи уродливых советских плит. Потому у меня сегодня высокие требования к тому, в каких условиях ты готовишь пищу.
– А что значит быть, как Сергей Галичев, отцом четверых детей?
– Для меня нормальная ситуация, когда ты воспитываешь детей, когда ответственность за них воспитывает тебя самого. Ведь именно дети заставили заниматься бизнесом и зарабатывать деньги. Дети – это понимание того, что жизнь после тебя будет продолжаться.

Андрей НЕЖДАНОВ
Фото Сергея Калинина

Нравится