Город засыпает. Открываются музеи

Опубликовано 24.05.2013 14:04

Международную акцию «Ночь музеев» в Костроме отметили уже седьмой раз

 

Только одну ночь музеи мира не спят, и костромские — не исключение. Донести культурное наследие до максимального количества людей, заинтересовать их. Вот основная цель акции. Поэтому действо сделали интерактивным. Почувствовать себя натурщиком и художником, побывать на балу и на показе мод — все это можно было сделать в рамках одной ночи. Спать не легла в эту ночь и корреспондент «СП-ДО» Людмила МАКСИМОВА.

Идея открыть музеи ночью родилась в Берлине в далеком 1997 году. Через четыре года к новой традиции присоединились сотни городов в 39 странах Европы и Америки, а в 2005 году — Россия. Тогда в акции участвовали несколько музеев, которые продлили график своей работы всего на три часа. Даже сейчас название «ночь» весьма условное. Сумерки еще не успели спуститься на землю, а «ночь музеев» уже наступила.
Кострома участвует в международной акции уже седьмой год. На этот раз историю соединили с современным искусством. Романовский музей предложил совершить путешествие в екатерининскую эпоху, а  картинная галерея в Рыбных рядах представила светящиеся арт-объекты, живые скульптуры, перформанс, видеоарт, танцевальный и диджейский батлы прямо на улице.

 


На выставке, посвященной столетию Романовского музея, посетители сами могли «творить историю». Конечно, все условно. И инсталляция «Первый экспонат через 100 лет», к которой мог приложить руку любой, прикрепив к тумбе всякую вещь, которую он найдет у себя, вряд ли долго протянет. С  настоящими-то бананами и шоколадками.
Жалобы на судьбу в импровизированной царской общественной приемной ограничивались четырьмя категориями. На мужа, жену, работодателя, который не отпускает в отпуск, и плохие дороги. «Мой муж даж многоразлична одеяния мне не сотворит, и хожу я не приукрашена, как девка дворовая», - жаловались на своих благоверных девушки. «А куда эти жалобы пойдут?» - интересовались посетители. Музейные работники с улыбкой уверяли: жалоба дойдет до самого царя Гороха. Сказочности действу (казалось бы, обычному бумагомаранию) придавало то, что ты писал не просто жалобу, а «челобитную», и не шариковой ручкой, а пером (пусть и не гусиным). Правда, всю сказочность развеял заверяющий жалобы дьяк Кузьма Матвеев: «Не волнуйтесь, гуашь быстро сохнет». Какая гуашь — я-то думала, что писала чернилами. Кстати, на работе мою челобитную на отпуск так и не приняли. Несмотря на льстивые эпитеты работодателю: «всепресветлейший, великий, всемилостивейший господин мой», тот на моем прошении шариковой ручкой вывел «Отказать».
В Белом зале Дворянского собрания танцевали мальтийский бранль (его называют еще «крестьянский бранль»). Это один из самых простых средневековых танцев, научиться  которому можно за пять минут. Но в нем есть своя фишка, делающая этот танец занимательным — темп музыки постоянно ускоряется, и двигаться надо все быстрее и быстрее.

 


Танцы выбрали самые простые, чтобы любой мог справиться. Участники бала из Клуба исторического танца в красивых старинных костюмах танцевали вперемешку с гражданами, пришедшими в футболках и шортах, а маленькие мальчики танцевали со взрослыми девушками — что поделать, по танцевальному этикету пары должны были меняться партнерами. В какой-то момент игра в бал превратилась во что-то большее. Появилось настроение, которое когда-то царило на балах. В эпоху средневековья, согласно тогдашним строгим нормам морали, считалось неприличным любое заигрывание и кокетство между парнями и девушками. И только в танце все запреты снимались.
Невербальные сигналы кавалеру подавали с помощью веера и расположения на лице мушек. Кстати, мушки предлагалось прикрепить здесь же. И делалось это не просто так, а со значением. У уголка глаза — страстная, на лбу — величественная, на ямочке – кокетливая. Самое популярное место прикрепления мушек в этот вечер было у уголка губ. Здесь у наших предков располагалась родинка с поэтичным и многообещающим названием «поцелуйная».

 


Показ мод, которым разбавили бальные танцы, был необычным. Это не повседневная одежда, а настоящая haute couture. Народный самодеятельный коллектив «Молодежная мода» представил две коллекции – темную «Эпоха Романовых» и светлую «Берендеево царство». Сочетая в себе яркость и сдержанность, простоту и изысканность, представленные модели одновременно отсылали к русским народным традициям (кокошниками, платками и обилием жемчуга) и осовременивали их.
Традиционная ночная экскурсия с фонариками прошла в зале на втором этаже, где висят портреты государственных деятелей. Ни дат, ни великих сражений, ни важных законов. От учебников истории отошли вовсе. И ушли в сторону мистики и легенд. Одна из которых – о Белой даме, которая жила в Аничковом дворце. Встречей с этим призраком был спровоцирован приступ удушья Николая I – первый признак тяжелой болезни, приведшей впоследствии императора к смерти. Поговаривали, что по дворцу бродит неприкаянная душа совращенной и брошенной Николаем смолянки, утопившейся в водах реки Фонтанки.

 


Напугать такими легендами посетителей не напугали, но на того же Николая I они взглянули совершенно по-новому. В свете карманного фонарика величественный император как-то сник под обращенными на него гневными взглядами. Совратил смолянку – так поделом тебе.

Нравится